Черепашки-ниндзя   Фан-зона  Фан-фики   Вопросы без ответов, или Кто я?
   07.09.2017, 22:56  
Вопросы без ответов, или Кто я?
Примечание автора: довольно странная помесь мелодрамы и экшена. Прошу любить и жаловать)

Глава 1. Странность

- Мива!

- Караи, нет!

Два голоса, прозвучавшие почти в унисон, эхом разнеслись по помещению, отозвавшись от голых бетонных стен. Схватка, еще какие-нибудь 5 секунд назад кипевшая в нем, прекратилась за мгновенье, словно участники ее превратились в ледяные скульптуры. Даже Футботы, кажется, замерли на месте. Все взгляды были прикованы к огромной емкости с мутагеном, в которую пару секунд назад рухнула клетка с прикованной внутри нее Караи.

Сам виновник этого происшествия, оттолкнувшись от клетки, приземлился на край емкости и безумным взглядом таращился на поверхность, по которой, словно по киселю, расходились медленные круги. Напрочь позабыв и о дерзкой черепашке, попытка достать которую тэкко-каги и завершилась бедой, и о Сплинтере, точно такой же живой скульптурой безмолвного шока застывшем на противоположном краю.

Лишь Леонардо, быстрее всех оправившийся от потрясения, прищуренными глазами вглядывался в мутную зеленоватую жижу. Что лидер надеялся там рассмотреть, что предпринять? Пожалуй, не знал он и сам. Однако увидев мелькнувшую поблизости от бортика решетку (мутаген был густой субстанцией, и оттого, должно быть, клетка не ушла сразу на дно), он выхватил из рук сенсея посох и подцепил ее. А затем с натугой потянул на себя. Пришедший в себя Сплинтер, наплевав на последствия, вцепился в решетку руками. И совместными усилиями учителю и ученику удалось вытащить клетку и перевалиться с ней за бортик. Металлическая решетка глухо звякнула по плиточному полу и погнулась, Сплинтер и Лео же мягко приземлились по разным сторонам клетки.

За это время Рафаэль с трудом извлек из-за пояса сай и, по примеру старшего, выбрался из клетки. И тут же бросился к пленным братьям, пока пришедшие в себя Футы не успели ему помешать. Тревога добавила ему силы и скорости, и к моменту, пока мутанты Шредера приблизились к ним, все трое были на свободе, готовые оказать сопротивление.

Майки оседлал спикировавшего на него Стокмана, весьма удачно оправдавшего данное прозвище "Базз-киллер". Сделав несколько неровных кругов по помещению, младший сообразил потянуть за мушиные усики, направив насекомое в стену. Сам же успел вовремя "катапультироваться" и даже увернуться от падающего на него оглушенного Бакстера.

Рафаэль с Доном же в это время очень удачно отвлекали на себя внимание Рахзара и Фишфейса. Благо бластеров у мутантов, в отличие от тех же Кренгов, не было, и уворачиваться и блокировать их удары удавалось почти каждый раз.

Тигриный Коготь же, позабытый всеми, обратил внимание на странную возню возле емкости с мутагеном. А рассмотрев наконец, хищно усмехнулся, поднимая пистолет. Мутанты его не видели, а соплячку Караи он невзлюбил с самого начала. Одной проблемой меньше...

И ему почти повезло. Сплинтер дрожащими руками открыл засов на дверце, а Леонардо в несколько взмахов катаны перерубил удерживавшие куноити оковы. И она, откашливаясь и прижимая руку к груди, рухнула на руки крысы-мутанта. Осознание происходящего еще не полностью вернулось к ней, и Караи была совершенно беспомощна.

Леонардо наклонился было ближе, все еще не веря собственным глазам: мутаген никак не сказался на Караи, не считая насквозь промокшего костюма, слипшихся волос и затрудненного дыхания. Черепашка даже протер глаза - но тут же, охнув, упал на колени: в спину, укрытую панцирем, что-то ударило. Не поднимаясь, он перекатился вбок, одновременно оглядываясь и подхватывая с пола катаны, готовый отбивать удар. Следующий луч, синего цвета, покрыл скрещенные клинки слоем инея. Рукояти больно обожгли ладони холодом, но Лео и не подумал их отпускать. Напротив: шагнул вперед, ощерившись и сощурив до щелочек глаза. Потому что прямо перед ним, в сумасшедшем прыжке миновав немаленькую емкость, приземлился Шредер.

Уже прицелившийся было в черепаху тигр едва успел отвести пистолет: ранить мастера ему совершенно не хотелось. Луч ушел в сторону, заставив Фишфейса довольно шустро подпрыгнуть.

- Ты что творишь, образина полосатая? - донеслось до тигра разозленное шипение. Сейчас, разгоряченный боем, рыба-мутант забыл об обычном страхе перед тигром.

Тигриный Коготь раздосадованно отмахнулся. И, активировав реактивную установку за спиной, поднялся в воздух. Черепахой займется мастер Шредер, крысу же тигр возьмет на себя. У него к этой твари свои счеты.

Почувствовав приближение со спины, Сплинтер опустил на пол постепенно приходящую в себя Караи и сделал шаг вбок, заслоняя ее собой. Трость каким-то образом, незаметно для окружающих, перекочевала в когтистую лапу. И Тигриный Коготь едва успел увернуться от метнувшегося, как змея, заостренного конца, нацеленного ему в бок.

- Леонардо, осторожно! - парируя очередной удар тигра, Сплинтер успел оглянуться на сына. И увиденное его обеспокоило. Клинки катан Лео, попав под действие замораживающего луча, стали хрупкими и сломались буквально через два удара. И теперь обезоруженный черепашка, сжав кулаки, отчаянно гадал, как противостоять такому опасному противнику.

На его счастье, внимание Шредера привлекала лишь Караи. Ну, и, возможно, "бывший друг", неосмотрительно оказавшийся на пути к ней. И потому, небрежно отбросив Лео в стену, он шагнул в сторону куноити.

Увидев это, Сплинтер в прыжке пнул тигра в челюсть, отталкивая в сторону. И, извлекая скрытый в трости клинок, одним прыжком поравнялся с мастером Фут.

- Даже не думай, Саки! Больше ты к ней не прикоснешься.

Клинки скрестились...

Леонардо помотал головой, приходя в себя. Одним движением вскочил на ноги, покачнулся, ощутив головокружение. И, бросив встревоженный взгляд на сенсея, метнулся к Караи.

Та уже поднялась на ноги, за неимением лучшего, зло скалясь и принимая боевую стойку. Горящий взгляд был прикован к Тигриному Когтю. Тот же самодовольно усмехнулся, не спеша даже доставать оружие. Он был уверен, что справится с юной куноити и голыми руками.

- А ну не трожь! - сделав сальто, Леонардо прыгнул навстречу врагу. Тот, словно большой кот, мягко отскочил в сторону и выстрелил черепашке под ноги. Затем еще раз. И еще.

Лидер раз за разом уворачивался от выстрелов, лихорадочно оглядываясь по сторонам - чем бы заменить утраченное оружие. Как нарочно, ничего, кроме обломков Фут-ботов, о которые Лео почти так же методично спотыкался, не попадалось. Более того: от заискрившего механизма одного из них начался пожар. Едкий дым все больше и больше заволакивал помещение, царапая горло, обжигая глаза.

Мало-помалу это почувствовали все. Кроме двух противников, которым однажды уже приходилось сражаться в таких условиях. Забыв обо всем, они сцепились друг с другом, готовые погибнуть, но решить, наконец, давний спор.

Пытаясь помочь Леонардо, Караи бросила в спину тигру крупный обломок робота. Тот дернулся, сердито фыркнул и, не глядя, выстрелил в ту сторону. Куноити поспешно отпрыгнула, пол у ее ног покрылся слоем льда.

Улучив момент, Лео пулей метнулся под ноги Тигриному Когтю. Тот пошатнулся, отступил назад и, поскользнувшись на льду, не удержался на ногах. Оба противника покатились по полу, попутно сбив Рахзара. Тот зло рыкнул, щелкнув зубами.

- Супер, Лео! - Майки поднял большой палец, но, испуганно ойкнув, отскочил в сторону от рухнувшего откуда-то сверху куска шифера. Крыша, подъеденная в основе пожаром, начала рушиться.

- Уходим, парни! - крикнул Лео, отпрянув от сцепившихся на этот раз между собой врагов. - Караи, давай с нами.

Куноити лишь кивнула и, в очередной раз брезгливо отряхнувшись, бросилась было за ним...

- Отец, нет!

Лидер круто затормозил, оборачиваясь. С ужасом он увидел, что Сплинтеру не повезло в противостоянии. Прижав его к полу, Шредер уже поднял было руку - пригвоздить врага одним движением удлиннившихся лезвий.

- Панцирь! - Раф спрыгнул с ящика, зеленой молнией метнувшись в ту же сторону. Но всем было ясно, что он не успеет. Как и Лео с Караи.

Донни в ужасе схватился за голову, и лишь Майки, как ни странно, остался спокоен. И, тщательно прицелившись, метнул дымовую шашку. Она упала как раз возле сенсея и его врага. Обоих тут же заволокло густым фиолетовым дымом.

С трудом вывернувшись из хватки Шредера, оставив в ней клок шерсти и обрывок кимоно, Сплинтер на ощупь нашел свое оружие. И уже замахнулся для ответного удара...

- Нет, сенсей, - Леонардо в прыжке оттолкнул его в сторону. И тут же на это место рухнула целая груда раскаленных обломков.

- Горим! С-с-спасайся кто может! - наконец очухавшийся Стокман взмыл к потолку.

- Мастер! - забыв про черепах, Тигриный Коготь бросился к месту происшествия. Рахзар последовал за ним лишь секундой позже.

Черепашки же, вместе со Сплинтером и Караи, пользуясь суматохой, вскарабкались на балки, угрожающе искривленные, но еще пока уцелевшие. А по ним и на улицу.

- Спасибо, сын мой! - Сплинтер опустил руку на плечо ученика. - Мива! - он прижал девушку к себе. - Хвала всем богам, с тобой ничего не случилось.

- Ваша правда, сенсей, - подтвердил Лео. - Прямо гора с плеч.

- И все же это странно... - под нос себе пробормотал Донателло, но никто его не услышал.
Спасибо за пост (1) от: RussianEmpire
   09.09.2017, 21:03  
Глава 2. Причина причин

- Парни, это было круто! - никак не мог успокоиться Майки уже после возвращения в убежище. - Мы вытащили Караи и славно надрали задницу Шредеру. Будет знать, как с нами связываться!

Проходивший мимо диванчика, на котором восседал младший, Раф насмешливо усмехнулся, хлопнув брата по затылку. Несильно и даже почти не обидно, скорее по давней привычке.

- Да, мелкий, сегодня ты точно... - черепашка запнулся на мгновение, затем широко улыбнулся, - ...не такой болван, как обычно.

Майки притворно-обиженно надулся, хотя своеобразная похвала старшего была ему даже приятна. Ясно же, что от Рафа ничего большего не дождешься.

- Но расслабляться рано, - напомнил рассудительный Лео, присаживаясь рядом с Майком. - Раз уж он однажды захватил Караи, то не успокоится и будет пытаться снова. В этот раз нам повезло, но не факт, что это повторится вновь.

- Ты умеешь хоть иногда радоваться, Бесстрашный? - наклонившись, Рафаэль толкнул лидера в плечо. Тот, не оборачиваясь, перехватил руку брата и слегка потянул на себя. Но, поборовшись так секунд пять, отпустил.

- Караи цела и невредима, братан, - темпераментный черепашка опустился на корточки перед старшим. - И сейчас нам ничего не грозит. Хотя завтра я бы не отказался от продолжения банкета!

Он звучно хрустнул пальцами.

- Вот это меня и беспокоит, - вмешался в разговор вышедший из лаборатории Донни. Он держал в руках какую-то малюсенькую пробирку, пока что пустую.

- Ну, снова-здорово! - Рафаэль всплеснул руками, поднимаясь. - Занудный лидер: дубль два... А тебе-то что неймется? Мутаген не подействовал на Караи, и она не стала отвратительным монстром. Кого как, а меня это радует.

- А никто не задумывался: почему это получилось? - вкрадчиво переспросил изобретатель.

На миг повисла напряженная тишина. И правда, ни один из братьев Дона, обрадованных и обнадеженных удачным финалом вылазки, не задумывался о причинах произошедшего. Они имели все шансы потерять Караи, как Спайка совсем недавно, как Тимати. Но не потеряли же. А вот почему...

- Ну, на Эйприл-то он тоже не подействовал, - осторожно начал Майк. Затем, приободрившись, продолжил. - Может, у Караи тоже иммунитет к нему?

- Это и пугает, - вздохнул Донни и взглянул через пробирку на свет. - Потому что у Эйприл он приобретенный, в результате опытов Кренгов. Караи же...

- Эйприл захватить было нетрудно, - возразил Леонардо. - А Караи... неужели ты думаешь, Шредер отдал бы свою так называемую дочь этим слизнякам? Нет, гад он, конечно, первостепенный, но...

Он растерянно замолчал, вспомнив произошедшее час назад. Никто из них и предположить не мог, что их враг пойдет на такое. Что рискнет жизнью и здоровьем Караи. Чего от него еще можно ожидать?

- А панцирь его знает, - вполне предсказуемо отозвался Раф. И ударил кулаком о ладонь. - Но... Шредер встретил Кренгов только недавно, приехав в Нью-Йорк.

- И Караи просто не может не помнить такого, - закончил Леонардо. - Надо спросить...

- Спросить что, парни? - из боковой двери показался предмет их разговоров, вытирая волосы, а следом за ней Эйприл.

Донателло на несколько мгновений впал в ступор, восторженно созерцая предмет обожания, но никто не заметил и не поддел его этим. Слишком уж непривычно было видеть куноити без привычной черной униформы, доспехов и яркого вызывающего макияжа, в простом халатике розового цвета, одолженном у Эйприл. Прежнее одеяние она выбросила, жалея, что не может сжечь, а потом долго, с полчаса, наверное, яростно оттирала тело жесткой мочалкой под душем, словно пытаясь с возможными остатками слизи смыть и кошмарные воспоминания.

- Эй, аллё, вы что, языки проглотили? - повторила Караи вопрос. И, подойдя к Лео, демонстративно постучала по панцирю. - Земля вызывает Леонардо, прием! Я что, так стремно выгляжу?

- И верно, - Эйприл уперла кулачки в бока, сердито глядя на друзей, в первую очередь Донни.

- Нет, что ты? - тут же очнулся лидер. - Все нормально, правда, парни?

Те тут же энергично закивали, Майки даже поднял большой палец, в доказательство своих слов.

- Ну, так в чем дело? - повторила вопрос куноити. - О чем вы хотели меня спросить?

Она подошла к дивану, и Лео с Майком тут же потеснились, давая девушкам место. Лидер нервно побарабанил пальцами по обтрепанному подлокотнику и наконец решился.

- Тебе, наверно, неприятно будет вспоминать это, Караи, - начал он, - но не спросить мы просто не можем. Сегодняшнее падение в мутаген...

Караи поморщилась, и черепашка тут же замолчал, смущенно покраснев.

- Этак ты и до зимы не закончишь, - буркнул Рафаэль. И, подойдя ближе, остановился перед Караи. Та, сцепив пальцы рук на поднятых коленях, пристально на него посмотрела. - В общем, на тебя не подействовал мутаген, и наш умник, - легкий кивок в сторону Дона, - думает, что это странно.

- Эй, не только я! - возмутился тот.

- Ладно, не только, - отмахнулся мастер саи. - В общем, Караи, ты не припомнишь: Шредер заставлял участвовать в каких-либо экспериментах?

Девушка озадаченно помолчала, потерла расцарапанный в падении подбородок. Затем мотнула головой.

- Да нет вроде. По крайней мере, я не помню.

- Может, он загипнотизировал ее? - громким шепотом осведомился Майки у изобретателя. Тот раздраженно отмахнулся.

- В общем, мне кажется, нам следует узнать эту причину, - продолжил он. - И я хочу попросить у тебя, Караи, немного крови на анализ. Чтобы все узнать наверняка. Если, конечно, тебе будет не трудно.

- Да не вопрос, - та усмехнулась, пряча за бравадой растерянность. - Интересное у меня свойство, оказывается. Откуда только, интересно.

- Скоро узнаем, - заверил ее Донателло. И жестом пригласил проследовать за собой в лабораторию.

***

"Скоро" растянулось на целую неделю. И все это время черепашки, наравне со Сплинтером, посвященным в курс дела, не могли найти себе места, даже внешне непробиваемый Рафаэль, не так давно не любивший куноити. Неожиданное открытие казалось им чем-то зловещим, готовым отнять только обретенную сестру. Кто знает, в самом деле, какими еще последствиями может обернуться загадочное нечто? В том числе и негативными.

При куноити, однако, они старались вести себя, как обычно. Леонардо даже пытался успокаивать девушку, хотя и получалось у него плоховато.

- Может, с твоей помощью у нас получится быстрее разработать ретромутаген? - с надеждой предположил Донни.

И вот, в один прекрасный день он собрал братьев в лаборатории. Караи сразу насторожило, что ни ее, ни сенсея изобретатель не позвал. А от прямого вопроса: в чем, собственно, дело? - отговорился как-то путано: дескать, изобретение, которое заинтересует лишь их. Что-то типа аппарата для изготовления пиццы.

Караи заподозрила неладное, но постаралась не подать вида. В какой-то момент было искушение рассказать все Сплинтеру - уж он-то найдет способ вытрясти из парней правду. Однако общение со старым крысом по-прежнему смущало девушку. В его присутствии она чувствовала себя неуверенно, и, сколько бы ни напоминала себе, что это ее родной отец, который ни за что ее не обидит, - свыкнуться до конца не получалось. Вдобавок ко всему вспоминалась ее недавняя недоброжелательность к нему и все сотворенные тем, кого Караи считала врагами, гадости. И это затрудняло дело еще больше.

Ладно, она справится и сама. Не зря же ее называют куноити. А рассказать Сплинтеру подслушанный секрет можно и попозже. Если потребуется.

Неслышной тенью девушка выскользнула из комнаты, выделенной ей под место жительства. За пару дней она почти не изменилась, оставаясь серой и неуютной. Прижавшись спиной к бетонной стене, куноити воровато оглядела гостиную. Никого. Братья собрались в лаборатории вот уже минут 15 назад, сенсей же, должно быть, занят медитацией в своей комнате.

Медленно, перебежками, Караи добралась сначала до дивана, потом до автомата для пинбола, а затем уже до двери лаборатории. В отличие от всех прочих дверей логова, эта была обита металлом. Но, на счастье лазутчицы, не закрыта до конца.

Остановившись почти вплотную к двери, Караи все так же прильнула спиной к стене, почти распластавшись по ней. И чуть-чуть подалась вбок, прикладывая ухо к щели. Что-то она успела пропустить, и, похоже, это "что-то" было важным. Лео не стал бы повышать голос из-за ерунды.

- Ты уверен, что не ошибся, Дон? - настаивал он громко и сердито. - Черт, это слишком для шутки.

- Так же, как и в том, что у меня есть панцирь, - не менее разраженно парировал Дон. - Лео, я знаю, как это неприятно слышать. Великий Дарвин, я и сам бы дорого дал, чтобы ошибиться. Но это правда. В крови Караи точно такие же антитела к мутагену, что и у Эйприл.

- При следующей встрече я лично покромсаю эту жестянку! - прорычал Раф. - Так обойтись со своей же дочерью!

Караи неумевающе помотала головой. Что за бред? Она точно знала, что Шредер не ставил над ней никаких экспериментов и даже не разрешал применять энергетики, добавляющие сил, что иногда использовали простые Футы.

"А в детстве? - ехидно спросил внутренний голос. - В те годы, которые ты просто не запомнила? Да и что мешало ему стереть тебе воспоминания о чем-либо? Теперь-то ты знаешь, на что он способен".

Ответить было реально нечего. Караи зажмурилась и еще яростнее помотала головой. Нет, неправда. Но полностью отогнать назойливое жужжание не смогла - слишком уж оно совпадало с ее тайными опасениями.

- Боюсь, мастер Сплинтер не даст тебе на это шанса, - жестко усмехнулся Леонардо. - Стоит ему узнать о случившемся - и его уже ничто не остановит.

- К слову о сенсее... - робко начал Донни.

- Да, чувак, - подхватил Майки, - ты вроде говорил о плохой и ОЧЕНЬ плохой новости. Боюсь даже представить, какой будет последняя.

- И все же придется, Майки, - изобретатель печально вздохнул. - Она заключается в том, что Караи вовсе не дочь мастера Сплинтера.
Спасибо за пост (1) от: RussianEmpire
   11.09.2017, 23:34  
Глава 3. Цена молчания

Упади сейчас потолок - кажется, Караи и не заметила бы. На миг куноити показалось, что она ослышалась; девушка потерла уши и сморгнула. Затем, судорожно выдохнув, она поспешно зажала рот ладонью и вновь приникла к стене. Выдать себя сейчас, когда еще ничего не ясно, когда вопросов куда больше, чем ответов...

По повисшему молчанию было ясно, что на братьев новость эта оказала не менее шокирующее воздействие. И они не заметили и не услышали ничего. Несколько секунд ни слова не произносили даже обычно болтливые Раф и Майки. Немудрено. Караи до сих пор казалось, что это какая-то дурацкая ошибка.

- И все же ты ошибся, - прямо озвучил ее мысли Лео. Куноити подобралась ближе, сейчас уже почти уверенная, что ее присутствия не заметят. - Такого просто не может быть.

- Почему? - горячо возразил изобретатель. - Почему нет?

- Потому что это абсурд, черт возьми! - взорвался Рафаэль. - Или ты считаешь, что мастер Сплинтер тоже ошибается?

- А откуда ты вообще это узнал? - полюбопытствовал Майки.

- Только покороче, - тут же вмешался Рафаэль. - Сейчас не время для лекций.

- Ладно, в двух словах, - черепашка вздохнул. - У людей есть такая технология, для уточнения родственных связей. Ты помнишь, мне пришлось воссоздать такую, когда ты...

- Ладно, давай дальше, - буркнул задира. Вспоминать, как он однажды был сильно ранен и потребовалось переливание крови, было не из приятных. Как и то, что он сам происходил из иного вида черепах и, получается, был своим братьям менее родным. Ладно, хоть кровь самого Дона подошла ему несмотря на это.

- Ну так вот, с тех пор я усовершенствовал ее, на всякий случай, - продолжал изобретатель. - В человеческой практике ее результаты точны в 99% из ста.

- Может, сейчас как раз тот самый один процент? - с надеждой предположил Майки.

Честно говоря, Караи дорого бы дала, чтобы версия подтвердилась.

- Увы, - Дон огорченно вздохнул. - Если бы... Я проверял трижды, прежде чем сказать вам.

- А мастер Сплинтер знает? - встревоженно спросил Лео.

- Пока нет. Как и... - Донни сделал паузу, и куноити поняла, кого он имеет в виду. Душу обожгло обидой: так-то они ей доверяют, после всего!

- И не надо, - неожиданно для всех заявил лидер. Должно быть, братья уставились на него в недоумении, поскольку он тут же уточнил. - Мастер Сплинтер узнал эту новость от Шредера. Должно быть, этот негодяй снова обманул его.

- Нисколько не сомневаюсь, - буркнул Раф. Куноити даже слышала, как он по чему-то ударил кулаком. - Вот только зачем? И кто тогда, получается, она?

- И Караи ли это? - неожиданно добавил он спустя пару мгновений.

Девушка прерывисто выдохнула, прижимая ладонь к груди. В горле словно застрял противный твердый комок, мешая дыханию. Хотелось ворваться и, схватив задиру за пластины пластрона, крепко встряхнуть, а то и ударить. Да как он смеет сомневаться? Усилием воли она сдержала себя, хотя и с большим трудом.

- Что ты болтаешь? - донесся до нее рассерженный голос Лео. - Конечно, это она. Кто же еще?

- Да - и именно поэтому Шредер принес ее в жертву, - парировал Раф. - И на нее не подействовал мутаген. И она так легко примирилась с нашим родством, хотя не так давно готова была перегрызть нам глотки... Не слишком ли много совпадений?

- Не хочется признавать это, но, может быть, Рафаэль прав, - робко вмешался Донни. И тут же добавил нервно. - Чисто теоретически.

- Я все же настаиваю, что надо все сказать мастеру Сплинтеру, - хмуро заявил Лео. - Для него это будет большим потрясением, но все же...

- Правильно, а вот ей - пока не стоит, - поддержал его изобретатель. - По тем же причинам - и не только.

- Хоть одна здравая мысль за вечер, - буркнул Раф.

***

Последних реплик девушка уже не слышала. Поспешно, уже не слишком заботясь о конспирации, она бросилась в свою комнату... точнее, ту, что так и не стала ее. Как и все здесь...

В груди жгло, как будто она проглотила уголь; глаза немилосердно щипало. Захлопнув за собой дверь, куноити привалилась к стене и уже по ней обессиленно сползла на пол, прижала к лицу ладони. Сейчас, как никогда, было жаль, что их не укрывает холодный металл - от его прикосновения стало бы легче. Хотя, нет - тогда бы она могла не удержаться. И нанести удар тому... тем, кто поразил ее в самое сердце.

Как они могли? Как могли?! Спасти ее буквально только что - а теперь так оскорбить ее. Усомниться в том, что она та, за кого себя выдает. Ладно Шредер - от него ребята могут ожидать любой пакости, и он действительно на нее способен. Слово "честь" в его понятии применима лишь к своим, никак не к врагам. Но она? После того, как Караи оставила... предала клан Фут, выступила против Тигриного Когтя и едва не поплатилась за это... И все это перечеркнуто, стерто словами этого доморощенного умника, демоны его задери. Почему?

Всхлипнув, Караи зло утерла лицо ладонью. Настороженно прислушалась - но нет, ее никто не слышал. Никто не приходил, не интересовался. Она снова лишняя, снова чужая. Они даже не стали ей ни о чем говорить. Снова тайны, снова недомолвки... снова ложь. Сколько можно?

Куноити стремительно вскочила на ноги. Она не будет этого терпеть. Никому - ни Шредеру, ни им - не позволено с ней так обращаться. Она сама узнает все, что ее интересует. Кто она и почему такой стала... Мысли в голове кружились вихрем, Караи сжала виски, пытаясь сосредоточиться. Никто ей в этом не помощник - теперь. Но она справится и сама. Должна справиться.

Они говорили, что Сплинтер не ее отец... а мама? Неужели она тоже... Караи сжала зубы, решительно мотнула головой. Нет, не думать. Не сейчас. Куноити не знает, кто она - но обязательно узнает. Лишь один человек может знать ответ на все эти вопросы. А это значит...

***

Неодобрительно покачав головой, Леонардо вошел в комнату. Опустился на лежанку и повел плечами, пытаясь сбросить напряжение. Напрасно, конечно же. Ему не нравилась вся эта затея. Секреты, недоговоренность - все это не в характере прямолинейного лидера. И уж тем более он не поверил в то, что спасенная куноити может оказаться вовсе чужим, враждебным существом. Не хотел верить.

Да, он, конечно, пообещал братьям молчать, но... черепашка нервно покрутил в руках рукоять катаны... но никто же не помешает увидеть ее. Сейчас, когда ему все известно. Он не будет ничего говорить Караи, просто посмотрит ей в глаза. И не сможет не узнать той, кому принадлежит его сердце. Оно подскажет...

- Эй, чувак, ты тут? - в комнату заглянул Майки. Вид у него был обеспокоенный.

- Где же еще, - буркнул лидер, поднимаясь. - А что такое? Вроде вот только виделись.

- Мы тебя повсюду ищем, - последняя фраза явно не добавила спокойствия. Совсем.

- А что случилось? - тут же шагнул к нему Лео, отгоняя гадкую мысль, что Раф, быть может, оказался прав насчет куноити. Как бы ни было то неприятно, он - лидер и обязан учитывать все. - На нас напали?

- Нет, - Майки шумной выдохнул и посторонился, выпуская старшего в коридор. - Хотя Сплинтер велел Донни проверить систему безопасности и камеры наблюдения при входах.

"Значит, он уже знает". Лео невольно поежился. Что бы ни было у сенсея на душе и как бы ни шокировала его эта новость - а черепашка мог примерно предполагать насколько, - он по-прежнему невозмутим и рассуждает здраво. Таков должен быть настоящий лидер. Он же сам...

- И все же мне кажется, мы должны все рассказать Караи, - как можно тверже заявил он, проходя в гостиную. Майки еле поспевал за его широким шагом. Лео нашел взглядом Сплинтера, про себя надеясь, что учитель одобрит его мысль. - Она имеет право знать.

Он сразу насторожился, заметив, какими кислыми - в случае Рафаэля - и сочувствующими - у остальных братьев - стали их лица.

- Боюсь, мы опоздали, сын мой, - учитель держал когтистой ладонью какую-то смятую бумажку. - Она уже все знает. И убежала минимум час назад.
Спасибо за пост (1) от: RussianEmpire
   19.09.2017, 23:44  
Глава 4. Любой ценой


"Все пропало" - примерно так обреченно подумал Леонардо, смотря на Сплинтера. Тот выглядел привычно-невозмутимо, и когтистая лапа, державшая листок с, почти наверняка, прощальной запиской не дрожала. Но чего стоило учителю такое спокойствие - Лео примерно представлял. Сам он едва смог наскрести в себе сил и решимости, чтобы показаться братьям не слишком ошарашенным и выдавить из мигом пересохших губ: "Что?.. Но как?"

- Должно быть, ваше мастерство ниндзя не столь велико, как вы сами думаете, сын мой, - невесело усмехнулся крыс. И, подойдя ближе, коснулся плеча ученика. - Караи слышала весь ваш разговор.

Лидер сердито оглянулся на Дона - ведь как знал, что надо рассказать куноити все с самого начала. Изобретатель ответил ему растерянным взглядом: хотел ведь как лучше...

- А вы? - неожиданно спохватился Лео. И поднял глаза на Сплинтера: сейчас учитель казался ему выше ростом и крепче, чем был. Как в далеком детстве, когда они с братьями считали отца почти всемогущим. - Вы... тоже слышали?

- Не потребовалось, - негромкий тяжелый вздох. - Было понятно и так, если вам есть что скрывать - значит, новости не лучшие.

На несколько секунд повисло неловкое молчание. Донни нервно барабанил пальцами по подлокотнику дивана, на котором сидел. Майки отложил пульт и, кажется, совсем позабыл про него.

- Может, оно и к лучшему, - кажется, только Раф не был сильно потрясен неожиданным бегством Караи. И, поймав сердитый взгляд старшего, тут же набычился и не менее воинственно пояснил: - Она не наша сестра, и панцирь знает, кто на самом деле. Может, вообще шпионка Шредера...

- А может, ты совсем сбрендил от своей подозрительности? - не выдержал Леонардо. И, тяжело выдохнув, когда Сплинтер сильнее сжал пальцы на его плече, добавил. - Мы ничего не знаем, Раф. И мы должны вернуть ее, пока не случилось беды.

- Караи обижена вашим недоверием, - сенсей разгладил записку и аккуратно опустил ее на тумбочку возле дивана. Любопытный Майки тут же схватил ее, но записку отобрал Донни и всмотрелся в неровные строки.

- Так и есть, учитель, - подавленно согласился он. - Великий Дарвин, должно быть, она очень сердита, раз сравнила нас со Шредером.

- Чего? - тут же вспыхнул Рафаэль. И, в два шага приблизившись, заглянул через плечо Донни. - Она что, совсем страх потеряла? И стыд? После того, как мы ее спасли...

- ...и сами же причислили к врагам, вслух, - закончил резко Леонардо. - И к тому же, струсили сказать об этом. Что она должна была о нас подумать?

- И что ты предлагаешь? - Рафаэль выпрямился во весь свой рост, пытаясь выглядеть более значительно. - Снова бежать за ней к Футам? В очередную ловушку?

- Кто-то недавно хотел приключений, - вполголоса заметил Майки. Но, когда мастер сай с рычанием оглянулся, поспешно добавил. - Но не я!

Не глядя больше на братьев, Леонардо повернулся к учителю. Тот сосредоточенно потер лоб, задумавшись о чем-то своем.

- А куда она вообще направилась? - простодушно полюбопытствовал младший. Дочитать записку ему не удалось, лишь глянуть мельком, оставалось только строить предположения, что там было.

- К единственному человеку, который может знать, кто она, - без эмоций отозвался Сплинтер. - Кто может - и должен сказать ей, почему она такой стала...

Майки поперхнулся воздухом и испуганно округлил глаза.

- Нет, учитель, только не говорите, что Караи направилась к...

- ...Шредеру, - кивнул Донни, не поднимая глаз от записки, которую внимательно изучал, разложив на колене. - И, боюсь, она права - больше знать о ее прошлом некому.

Леонардо нахмурился, рука автоматически скользнула за плечо, где он обычно носил катаны, но схватила пустоту. Лидер сжал кулаки.

- Мы должны остановить ее, учитель. Если... - голос его дрогнул и сорвался, - если успеем.

Невольно, помимо желания, вспомнилась их последняя попытка спасти Караи от последствий ее же собственной горячности и мстительности. Которая, если бы не несусветное везение, закончилась весьма печально. Лео энергично мотнул головой, прогоняя кошмарное воспоминание. Нет, Караи не так глупа, чтобы повторять свои же ошибки и в одиночку выступать против Шредера, и все же... совать голову в логово змея? По доброй воле? Может, она сказала это сгоряча? На Караи это похоже.

- Она пишет, что узнает правду любой ценой, - тут же убил его надежду Донни. И не поверить его словам лидер тоже не мог - это также было похоже на своенравную куноити.

***

Подобравшись, как перед прыжком, тоненький темный силуэт сидел на карнизе ближайшего к старой церкви здания. Прошедший совсем недавно дождь прекратился, но небо по-прежнему было затянуто тучами, с залива тянул промозглый ветер. Поверхность крыши, как и мостовой, по которой девушка только что краткими перебежками добралась до пожарной лестницы, была покрыта лужами, а джинсы со свитером, позаимствованные у той же Эйприл промокли и запачкались на штанинах и рукавах. Куноити не двигалась. Это было ей безразлично.

Всю дорогу сюда ее вела какая-то неведомая сила. Словно боль и отчаяние, достигнув пика, переплавились в нее, давая энергию измученному телу и покрытой шрамами душе. Путь от логова черепашек до этой крыши Караи не запомнила. Да и незачем было. Когда она вернется... если вернется, у нее будет время вспомнить. Сейчас же...

Сейчас девушка сидела на краю, внимательно изучая донельзя знакомое мрачноватое здание, наблюдая за загорающимися и гаснущими огоньками в окнах и припоминая местоположение тех или иных помещений. Попутно старательно гася все еще теплившееся и порой вырывающееся на волю пламя. Огонь гнева и обиды, что однажды привел к ее поражению.

Наверное, стоило тогда быть хладнокровнее - хотя как, когда речь идет о чести и мести? Расплате за исковерканную жизнь? Которая, как выяснилось потом, оказалась вовсе не ее. Тогда почему?.. Зачем?.. Вопросы без ответов... которые уже скоро перестанут быть таковыми.

Вздохнув, куноити зябко повела плечами. Согнула-разогнула пальцы, ставшие негибкими от холода без привычных уже перчаток. Да и одежда, даже будучи ее размера, была непривычной и неудобной. Откровенно чужой. Такую она точно не надела бы для сражения. Но сейчас цель и не в этом, верно?..

Караи вновь перевела взгляд на церковь. Прозрачный стеклянный купол отсвечивал в сгущающихся сумерках голубым оттенком. Этот свет, она знала, не гаснет почти никогда. Сердце империи мастера Фут - и в некотором роде отражение его души. Именно там он проводит больше всего времени. Дай Будда, чтобы он и сейчас оказался там.

Девушка обхватила себя за плечи, собираясь с силами. С решимостью. Вопреки всей дерзости, ее невольно бросало в дрожь при воспоминании о том, чем завершилась ее прошлая вылазка. Но на этот раз она будет умнее. И не станет вступать в контакт не только со Шредером - даже с его воинами, без особой на то необходимости. Если повезет, никто из клана даже не узнает о ее визите. Сегодня она оправдает звание куноити в полной мере и исполнит свою задачу, скрываясь во мраке. Как учил ее он... наконец-то это должно пригодиться.

Караи встряхнула головой, отбрасывая с лица мокрые пряди, отгоняя непрошенные мысли, что нагло лезли в сознание. Кто она?.. Почему, зачем с ней так обошлись? Кому теперь верить? Что с ней не так?.. Да-да, последнее тоже беспокоило ее, сколь бы старательно ни строила куноити непробиваемое выражение лица. Никто никогда не должен знать о том, что ее беспокоит. Ниндзя не вправе проявлять слабость... но порой не в силах изгнать ее изнутри. Или это не может лишь она?..

Вопросы, слишком много вопросов... Некоторые так и останутся без ответа, но они и не так важны. Но главное она выяснит. Причем, желательно поскорее - пока в логове ее не хватились и не бросились вдогонку. Слишком хорошо знала Караи Лео, чтобы хоть на миг предположить, что тот проигнорирует ее слова и возможный риск. Губы тронула слабая улыбка. Нет, кто угодно, только не он. На душе стало чуть-чуть теплее. Она не станет подвергать его опасности и постарается вернуться раньше. Ведь Леонардо не оставит ее в одиночестве против клана. Точно так же - любой ценой.

Последний раз редактировалось Anny Shredder; 24.09.2017 в 16:17.
Спасибо за пост (1) от: RussianEmpire
   24.09.2017, 16:22  
Глава 5. Путь в осиное гнездо

Пробраться в некогда принадлежащие ей комнаты Караи удалось сравнительно легко. Миновать плохо обученных недавних новобранцев-Футов было для нее не в новинку, а количество постов и бдительность часовых сегодня ничем не отличались от любого другого дня. Ловушка? Первое время куноити думала так - слишком недавно попалась она на такую вот уловку. И скрывалась в тени, держа глаза и уши открытыми, удачно избежав столкновения со всеми встреченными часовыми. Но, лишь добравшись до правого крыла здания, где располагались ее апартаменты ранее, и закрыв за собой дверь, Караи решилась признать: да, она не ошиблась, именно сегодня в клане не ожидали нападения или вторжения. А значит, ей должно повезти и в другом.

Распахнув дверцы стенного шкафа, девушка окинула быстрым взглядом свой гардероб. Кроме униформы клана, конечно же, которую про себя решила не надевать более ни за какие коврижки. Но ведь было немало и другой одежды: футболки, свитера, джинсы, водолазки.

Было даже одно платье, при виде которого Караи презрительно скривилась. Одевать ей пришлось только единожды, на какое-то торжественное мероприятие, куда куноити пришлось сопровождать отца. Было это еще в Токио, и, по счастью, необходимость в столь непривычном наряде более не возникла. А значит, можно спокойно оставить его здесь - вместе с неприятными воспоминаниями о том, как сдержанно и чопорно пришлось тогда себя вести. Куноити чувствовала себя скованной по рукам и ногам, даже более, чем на тренировках и построениях клана. Там, по крайней мере, было понятно, для чего это все.

Куноити быстренько перебрала одежду, выбирая несколько наиболее подходящих нарядов и складывая в рюкзак, найденный здесь же, на нижней полке. Стараясь не думать, насколько, вроде бы, такая же привычная для Штатов одежда качеством и удобством отличается от подаренных. Никакая роскошь не заменит ей свободы, а у якудзы средств однозначно больше, чем у профессора любых наук. Стоило сказать спасибо и за то, что Эйприл вообще согласилась с ней поделиться. После всего-то, что Караи ей сделала. И она обязательно поблагодарит. Когда вернется.

Помимо одежды, куноити также разжилась оружием, легким и компактным, которое, по примеру отца, имела привычку держать всегда под рукой. Кунаи, сюрикены, шашки с ослепляющим порошком... Эти мелочи унести нетрудно, а лишними они по-любому не будут.

Вроде все. Хотя нет. Приподняв дальнюю стопку, Караи нашла под ней пластиковую карточку. Скорее всего, Шредер успел заблокировать ее, но проверить стоит. А вдруг повезло? Деньги ей... им всем тоже не помешают. Куноити спрятала карточку в задний карман джинсов, удобнее разместила за поясом парочку шашек, остроконечный, похожий на шпильку сюрикен. И так же крадучись, как и проникла сюда, покинула помещение.

***

Еще немного понаблюдав за входом, Караи отступила в тень. И, лишь отойдя на несколько шагов, разочарованно выдохнула. Да, конечно, стоило ожидать, что в покои мастера клана проникнуть будет не в пример сложнее, чем в свои собственные. Тем более в таком европейском виде, бросаясь в глаза каждому случайному стражу. Она же имела глупость понадеяться на лучшее. И что теперь делать? Именно в этой комнате Шредер хранит важные документы. Она должна туда попасть. Должна!

Мысли ее прервал подозрительный звук. Караи резко развернулась в ту сторону, инстинктивно хватаясь за рукоять катаны. Ну вот, надо было так замечтаться, что не заметить приближения охранника-Фута. А уж он-то ее заметил и наверняка заподозрил что-то неладное. И уже схватился за оружие - излюбленный среди воинов клана трезубец. Управляться с которым училась когда-то и она сама. И довольно успешно...

"Черт, а это идея!" - с этой мыслью Караи, не размышляя более, бросилась на противника. Она была очень быстрой, когда это было необходимо. И уж точно не этому недоученному Футу с ней соперничать. Он успел занять позицию спиной к стене и угрожающе вскинуть трезубец, целя ей в грудь. Или в живот, Караи разбираться не стала. Как и доставать собственное оружие. За пару шагов - длина рукояти трезубца - она перехватила ее возле стального наконечника и с силой направила вверх. Одновременно с этим отталкиваясь от пола и держась за древко, как за шест. И, сложившись почти пополам, ударила невезучего Фута в лоб обеими ногами.

Занятая позиция сослужила воину дурную службу: помимо прочего, он еще и приложился затылком о стену и рухнул навзничь. По-кошачьи спрыгнувшая рядом Караи ловко поймала трезубец, не давая ему звякнуть об пол и для верности оглушила Фута еще раз, рукоятью катаны. Затем воровато огляделась. Вроде никого. И решение проблемы перед ней (как раз по соседству куноити обнаружила пустую комнатушку). Видимо, придется поступиться неприязнью и переодеться-таки на время в ненавистную форму. Караи тяжело вздохнула. Чего только не сделаешь ради дела?

***

Спустя каких-нибудь пять минут куноити вновь появилась из подсобки, держа трезубец наперевес. Катану она до поры до времени укрыла рюкзаком на спине, впрочем, вид ее в чужой, явной большой по размеру форме был и без того странным. Пришлось закатать рукава и штанины и потуже затянуть ремень. Одно ладно - маска с сетчатыми визорами, здорово искажающими поле зрения (и как только воины их носят? Как в таких можно сражаться? Она сразу отказалась наотрез, когда только о них зашла речь, и нисколько не жалела) хорошо закрывала лицо. И, если повезет, ее не узнают раньше, чем куноити не сочтет нужным уйти.

Держась как можно увереннее, Караи пересекла коридор, миновав пост. Затем еще один. Пока что чисто. Никто не заподозрил в странно одетом воине чужака. Впрочем, эти придурки почти друг друга не знают. Куноити презрительно скривилась под маской. И как Шредер может на них полагаться, хоть немного? Впрочем, ей же лучше.

Перед избранной дверью куноити задерживаться не рискнула - маловероятно, чтобы в кабинет допускали обычных воинов. Она лишь с виду равнодушно прогулялась мимо, внимательно осматривая все попадающееся на пути из-под "мушиных глаз", как в свое время окрестила дурацкие окуляры. Как потом выяснилось, очень точно - у Стокмана были почти такие же.

Маневр принес свои плоды: куноити обнаружила, что соседние комнаты имеют очень схожие на вид двери, даже замки в них были одинаковые. Несколько более дальних тоже были почти идентичны. Караи на пробу нажала ручку одной из них. На удивление, она открылась без труда, и Караи оказалась в темной, маленькой, как коробка, каморке непонятного назначения. Выяснить которое удалось, стоило лишь зажечь свет: почти всю дальнюю стену занимали раскрывающиеся створки лифта. Довольно-таки объемные, через которые, наверно, можно было бы затащить слона. Вот только зачем они в таком мизерном помещении? Как и стенной шкаф почти напротив, по диагонали от них?

Недолго думая, Караи распахнула его, сбрасывая на пол немногочисленное содержимое полок. Затем вытащила несколько из них, пару раз стукнула по внутренней стенке... Так и есть: звук был гулким. А значит, "шкаф" скрывал тайный ход, потребный во всяком уважающем себя убежище. Караи знала о существовании одного, в подвальных помещениях, но вот этот видела впервые.

Вытащив остальные полки и прислонив к стене, куноити прижалась ухом к "стенке", настороженно прислушиваясь. Вроде тихо. Она извлекла из ножен катану и огорченно вздохнула. Для каких же низменных целей приходится применять благородное оружие, наделенное своею душой! Остается лишь надеяться, что ками* клинка простит ее за святотатство. Отказаться от задуманного по причине отсутствия иного орудия она просто не могла.

Девушка вырезала в стене аккуратное отверстие в виде неправильного четырехугольника, отставила в сторону. И остановилась, вглядываясь в темноту по ту сторону. Тишина может быть обманчива. Прислушавшись еще раз, она решительно кивнула и проскользнула в комнату. Настороженно подождала еще несколько секунд и лишь после этого рискнула включить свет.

Точно такой же голубой, холодного неживого оттенка. Кажется, он применялся повсюду в крепости, где не использовались газовые светильники. Похоже, Шредеру нравился потусторонний оттенок, который придавало всему окружающему - и ему самому - это освещение. Когда-то оно нравилось и ей... целую вечность назад.

Еще раз оглядевшись, Караи нашла взглядом окно, высокое, стрельчатое, как и все в церкви, забранное с той стороны ажурной решеткой. Но это ничего, она отпирается изнутри, на случай пожара. Куноити открыла и окно, и решетку, готовя путь возможного бегства. Проверила крюк с веревкой, прицепленный к поясу - единственное, что она прихватила в логове черепашек. Выглянула наружу - нет ли в непосредственной близости часового, вооруженного луком (или бластером, кто знает, чем еще успел разжиться мастер Фут у Кренгов).

Завершив приготовления, Караи зажгла на столе лампу - лишний свет лишь привлечет ненужное внимание. И открыла дверцу первого из стенных шкафов, в которых хранились документы, а возможно, и иные ценности. Она плохо помнила, в каком из них какие были (нет бы Шредеру систематизировать их и подписать), а времени, за которое хватятся оглушенного и связанного в той подсобке воина, было слишком мало, чтобы проверять все.

С первым шкафом ей не повезло. Со вторым тоже. Большинство найденных бумаг относились к официальному бизнесу мастера Фут (впрочем, Караи никогда не интересовалась, в чем он заключается) либо было шифрованными депешами из других, более мелких группировок. Рука машинально нашарила в кармане зажигалку. Спалить бы это все нафиг, хоть так отплатив за все безобразие... Но нет, не сейчас. Иначе куноити выдаст себя раньше срока и потеряет единственную возможность узнать хоть что-то о себе. Может, потом, если она управится быстро...

Устало захлопнув очередную дверку, Караи скинула капюшон, в котором успела изрядно взмокнуть, и с раздражением отбросила в сторону окуляры. Все равно здесь ее никто не увидит. Неужели она ошиблась, и нужные ей бумаги хранятся в соседнем помещении? Или мастер вообще держит их в своей комнате? Пробраться туда будет сложнее, чем в здание Пентагона. И ей не хватит ночи, чтобы перерыть все найденное.

Караи злым резким движением задвинула ящик... и замерла. В нем что-то звякнуло. Неверяще нахмурившись, она выдвинула его снова, пошарила под стопкой бумаг, безжалостно сминая и путая их. И извлекла-таки на тусклый свет связку ключей. Впрочем, связкой называть эти две странные пластинки с несимметричным набором дырочек на каждой было бы слишком громко. И все же это были ключи. От какого-то сейфа, не иначе, в котором, скорее всего, и хранится самое ценное. Включая и ее цель.

Задумчиво глядя на фосфоресцирующую полоску на ребре одного из "ключей", Караи прикинула, в каком месте она, будучи ниндзя, расположила бы сейф. И поспешно начала проверять все возможные, стараясь не слишком шуметь.

Искомое нашлось-таки в соседнем помещении, за тумбой темного дерева, на которой разместилось кашпо с какой-то вьющейся лианой. Сдвинув ее в сторону, Караи присела на корточки, открыла прямоугольную со скругленными углами дверцу, почти сливающуюся цветом с остальной стеной, и вставила пластинки в пазы, для них предназначенные.

Ничего. То есть абсолютно. Шепотом ругнувшись, куноити проверяла все возможные комбинации, вставляя пластинки то вместе, то по отдельности с различным интервалом. Ничего не выходило. Она устало вытерла пот со лба, привалилась к стене и только тогда заметила, что чуть выше пазов проходила отблескивающая в падающем через открытую дверь свете полоса. Точно такого же цвета, как и на ключе.

Караи улыбнулась и провела одной полоской по другой, почти как продавец в магазине, считывая штрих-код товара. После этой нехитрой операции дверца, щелкнув, открылась, стоило вставить "ключи".

Стопка тонких папок с бумагами в сейфе, как и оказалось, была невелика. Караи быстро перебрала ее, тут же откладывая в сторону ненужное. Свое имя она рассмотрела на предпоследней, перевела взгляд на заголовок. Странное название ничего ей не сказало. Ничего, кроме одного: на одной из строчек у нее значилась совершенно не та фамилия. Ни Хамато, ни, тем более, Ороку. Девушка брезгливо поджала губы. Сентоку Караи - нет, это вообще ни на что не похоже. Может, это вообще не о ней?

Однако в папке нашлось и фото. Совсем давнишнее, детское. Сколько лет было изображенной на нем девочке - четыре, пять? - Караи не поняла. Но себя узнала. А особенно - приметную родинку у внутреннего уголка правого глаза.

Караи еще раз просмотрела листы и лишь где-то в середине папки нашла нечто наподобие анкеты. Ее анкеты. Правда, все с той же дурацкой фамилией. Но только в графах, где должны были значиться сведения о матери и отце, стояли прочерки. Там не было ничего.

Глаза шокированно расширились. Этого не может быть! Она проделала этот трудный и опасный путь затем, чтобы в итоге не получить ничего. Совершенно ничего! Более того - даже потерять мать, ведь, будь ею Тэнг Шен, она бы значилась на этой чертовой бумажонке!

Зло зарычав, Караи смяла ладонью страницу, вырывая ее с положенного места. Затем снова разгладила, нервно комкая в ладони. Дерганными движениями листала другие, все еще надеясь найти хоть что-то...

- Итак, общение с крысами дало свои плоды, и ты опустилась до воровства...

Караи затравленно вскинула голову, роняя на пол злополучную папку. И следующим движением вскакивая на ноги, нашаривая за спиной катану. Достойное завершение вечера, ничего не скажешь...
______________________
* ками - дух, что, по повериям японцев, может жить не только в живых, но и неодушевленных предметах: дерево, ручей, оружие
Спасибо за пост (1) от: RussianEmpire
   03.10.2017, 21:34  
*Некоторые моменты канона в этой части изменены*
_______________________________________________

Глава 6. Невозможная правда

"Вот засада!" Не отрывая напряженного взгляда от потенциального (впрочем, вполне реального) противника, Караи медленно попятилась назад. Бросила затравленный взгляд на окно, предусмотрительно открытое заранее, но оставшееся за спиной у Шредера. Надо же было так глупо попасться! Сумеет ли она миновать его, куноити не знала. И не желала снова пытать судьбу.

Мастер ниндзя приближался к ней столь же медленно и неумолимо. Зловещие голубоватые отблески на остриях наплечников и тэкко-каги, неподвижный взгляд, обманчиво тяжелая поступь... Вроде все как раньше. Зоркий взгляд куноити, однако, подметил следы свежих ожогов, вдобавок к уже имеющимся, на плечах и руках. Должно быть, полученные неделю назад.

Девушка злорадно усмехнулась - мало тебе, гад! - и тут же споткнулась, едва не потеряв равновесие. Гребанные бумажки! Разочарованно зарычав, она пнула в сторону помеху, машинально сжимая в кулаке ту самую, злополучную, касающуюся ее. В груди вспыхнула досада, вперемешку с детской обидой. Почему, за что ей это все?

- Итак, на этот раз ты вернулась даже прежде, чем я даже успел об этом подумать, - в низком глухом голосе названного отца Караи почудилась насмешка. Шредер склонил голову набок, рассматривая ее и - куноити была в этом уверена - не упуская ни одной детали ее несуразного вида. - Соскучилась?

- Мечтай больше! - фыркнула она, поворачиваясь вполоборота, дабы не столкнуться с близкой стеной, и настороженно оглядываясь. В прошлый свой визит, ослепленная гневом и жаждой возмездия, Караи не оглядывалась по сторонам и не заметила, что зал был полон Футов. Постыдное упущение для куноити! Больше она его не повторит! - Ты - последний, кого я желала бы видеть, Шредер!

Тот, должно было, собирался что-то ответить, но тут в дверь за его спиной, потревоженный долгим отсутствием хозяина, заглянул сопровождавший его Тигриный Коготь. И с низким рычанием "Снова ты!" взял куноити на прицел. Будь у него хвост, наверняка хлестал бы им себя по бокам, как разозленный кот - с мрачной иронией отметила Караи.

Девушка ответила оскалом на оскал, крепче сжав в руках бесполезное древко. И отступила еще на шаг, поравнявшись с отверстием в "шкафу". За которым, Караи была уверена, не меньше отряда Футов.

- Оставь, - небрежным жестом Шредер остановил помощника. - Разнесешь тут все! Сам управлюсь, а ты следи, чтобы птичка на этот раз не улетела!

Мутант хмуро кивнул и исчез за дверью. Наверняка поставит сейчас всех на ноги, возьмет комнату в тройное кольцо Фут-ботов. Похоже, план "тихо проникнуть и незаметно ускользнуть" катится ко всем чертям. Придется пробиваться с боем. Вот только куда?

Тем временем Шредер наклонился и поднял с пола распотрошенную папку. Присмотрелся, нахмурившись, отчего, кажется, шрам на брови и переносице пролег глубже. Отвлекся на несколько драгоценных секунд...

Тут бы и бежать! Но куноити замешкалась также, бессильно сжимая кулаки; взгляд упал на заветный документ, что по дурости своей она так и не успела толком рассмотреть. И уже не успеет, если сбежит прямо сейчас. Ничего не узнает...

Последняя отчаянная мысль стала решающей. И, забыв об осторожности, Караи метнулась навстречу.

- Отдай!

Атака, обреченная на поражение... Девушка поняла это, не успев поравняться с противником. Шредер не глядя одной рукой перехватил мелькнувшее возле бока древко, дернул на себя. Куноити, споткнувшись, выпустила оружие, отчаянно попытавшись удержать равновесие. Но не сумела, постыдно растянувшись на полу. Змеей перекатилась вбок, уходя от удара по хребту древком, вскочила на ноги, нашаривая за спиной рукоять катаны. Рюкзак, повисший на одной лямке (вторая лопнула при падении) изрядно мешал, но бросить его Караи так и не решилась. Хрен бы с ней, с одеждой, но оружие ей точно понадобится. Как и пара памятных вещиц, по сути мелочей, захваченных из комнаты.

Освободив, наконец, катану, Караи с рычанием атаковала, почти обреченно понимая, что сюжет повторяется. Ни одно из ее движений не могло достать Шредера, как бы ни пострадал он от рухнувшей кровли. Одной, всего одной рукой он небрежно отбивал ее удары, во второй удерживая злополучную папку. Почти наверняка злорадно ухмыляясь. Караи не могла видеть этого под маской, но была в этом уверена. Мастер Фут знал, что именно ей нужно, зачем она пришла, и намеренно дразнил ее недосягаемой вещью.

Отчаявшись достать его любым из известных приемов и начав уставать, куноити решилась на хитрость. Сунув руку за пазуху, она метнула в Шредера что-то, могущее показаться сюрикеном. И почти наверняка за него принятое, на что и рассчитывала куноити. Мастер Фут попытался отбить вещицу, оказавшуюся дымовой бомбочкой Майки, случайно найденной среди сюрикенов, наручем, но тот лопнул, испустив облако сизо-фиолетового едкого дыма и на миг ослепив мастера ниндзя.

Старый трюк... В прошлый раз Караи попыталась так ранить Шредера и искренне надеялась, что он и на этот раз будет ожидать от нее такого маневра. Но сейчас в планах куноити было лишь прокатиться по полу и, выхватив папку из опущенной руки, подобраться к окну. Остальное - дело техники.

Увы, везение закончилось, едва начавшись. Пытаясь ухватить папку, тонкие пальцы, на этот раз не защищенные перчаткой, скользнули по остриям поножей. Караи закусила губу, сдерживая проклятье и кашель, и схватилась-таки за смутно маячивший в дыму край папки, пачкая ее кровью...

И та вдруг резко пошла вниз, придавив руку к полу. Караи дернулась было освободиться - и замерла, ощутив на спине холодное лезвие тэкко-каги.

- Глупые девчонки не учатся на своих ошибках, - Шредер склонился над ней, разжал папку, бросив рядом с лицом куноити. С щелчком лезвие вернуло прежний размер, а владелец его схватил куноити за шиворот, разворачивая лицом к себе. - И никак не поймут, что есть вещи, которые лучше не знать.

Метнувшаяся к лицу рука с блеснувшими тускло наладонниками была единственным ответом. Покачав головой, Шредер без труда перехватил ее и прижал к полу стальной хваткой.

- Как всегда, - хрипло выдохнула Караи, с трудом переводя дыхание. Она крепко приложилась головой об пол, отчего перед глазами все плыло и качалось, однако мысли текли на удивление ясно, не замутненные страхом и эмоциями... ну, почти не замутненные. Куноити временно отказалась от сопротивления, выгадывая удобный момент - и надеясь получить хоть сколько-то ответов на мучившие ее вопросы. Насколько это возможно с таким отъявленным лжецом, как Шредер, конечно же.

Она медленно приподнялась на локтях, не отрывая взгляда от лица... точнее, маски и глаз мастера Фут, пытаясь предугадать его дальнейшие действия. Снова скует и засадит в подвал? Отправит к Стокману для дальнейших опытов? Все, что угодно. Но прежде...

Куноити поерзала на месте, нашаривая придавленной телом рукой смятый листок - ту самую анкету, выпавшую из-за пояса, куда девушка спрятала ее машинально.

- Вся твоя жизнь - сплошная ложь! - бросила она с вызовом. - Как и моя, но зачем... какого черта было говорить, что Сплинтер мой отец? Ладно ему, он твой враг, но мне... зачем?

Повисшее молчание, в котором, как казалось Караи, можно было услышать еле различимое гудение лампы и хриплое дыхание ее мучителя. Она до боли вглядывалась в его глаза, надеясь прочитать там то, что так и не будет сказано... тщетно. Лишь краткое смятение, как и тогда, в день, когда рухнул мир, а потом снова пустота.

- Я не говорил этого, - глухо ответил наконец Шредер.

- Врешь! - не сдержалась Караи и, игнорируя боль в сжатой руке, поднялась выше. - Только такая трусливая тварь, как ты...

- Довольно! - вторая, свободная рука ниндзя больно сжалась на плече Караи, почти касаясь горла, острия тэкко-каги царапали кожу. - Ты забываешься, Караи. И знаешь, что бывает за такую наглость...

Куноити вздрогнула, но взгляда не отвела.

- Зачем? - тише повторила она, до боли сжимая кулаки. Пытаясь прогнать непрошенное воспоминание, подтверждающее, что и правда: не говорил...

Тяжелая лапа придавливает ее к полу, и даже ковровая дорожка не скрадывает его твердости. Караи чувствует неумолимый холодный камень ладонями и коленями. И точно такую же каменную тяжесть на душе. Перед глазами все еще стоит фотография, продемонстрированная ей Сплинтером. Почти такая же, как и ее собственная, только на ней видно, наконец, кого обнимает и кому улыбается мама. И этот кто-то - не ее отец.

- Скажи мне правду, - холод в груди становится невыносимым, и вполне естественный страх: ведь Тигриный Коготь обвинил ее в предательстве, - сменяется отчаянной решимостью: во что бы то ни стало узнать все как есть. - Сплинтер - мой отец?

Шредер не отвечает, молча отворачивается, прикрыв на секунду глаза. Это молчание красноречивее любых слов. Караи, не глядя, чувствует, как хмурится за спиной мутант, как сжимается на плече лапа, а ткань пронзают, касаясь кожи, острия когтей. Но упрямо смотрит в спину тому, кого называла отцом. Страстно надеясь услышать... что? Она не может сказать и сама. Лишь бы не это молчание, выворачивающее душу, убивающее без оружия.

- Но ведь не ты? - голос срывается на крик, в надежде достать, задеть за живое... достучаться?

Шредер наконец поворачивается, медленно спускается по ступеням. Каждый шаг отдается негромким позвякиванием доспехов, кажется тяжеловесным. Руки стиснуты в кулаки. Караи смотрит на него в ожидании.

- Да, - наконец отвечает он без всякого выражения, подойдя вплотную. - Так и есть, - потом поворачивается к мутанту. - Убери ее прочь.

Караи изумленно открывает глаза, пробует что-то возражать - но слишком слабо, чтобы быть услышанной. Огромная, невыразимая правда наваливается на плечи, ломая кости и выворачивая наизнанку все, что она знала. Мир рушится и никогда не станет прежним...

И вот теперь выясняется, что и это все неправда. Какого черта?!

- Кто дал тебе право решать, что мне надо знать? Кто?! - Караи трясет от ярости и отчаяния, она и не надеется услышать ответ. Ведь он же - великий и могущественный глава Фут, мера и судья всему и вся. Разве что...

- Ты осквернил память моей матери еще хуже, чем, по твоим словам, Йоши! - бросила со злостью Караи. И, извернувшись, бросила в лицо Шредеру смятый листок, который тот тут же перехватил и, не отпуская пленницы, развернул. - Вот этим!

Караи и сама не знала, какого эффекта ожидала от своего жеста. Но уж точно не ждала, что тот застынет, как пораженный молнией, расширенными глазами глядя на листок и отпустив ее. Чем Караи тут же и воспользовалась, вывернувшись, и, оставив в железной хватке лоскут униформы Фут, откатилась в сторону, тяжело дыша. Комната, кажется, потемнела перед глазами. Она не ошиблась, в этом листке и правда скрывается что-то важное. То, чего, действительно, может, лучше не знать...

Караи с гневом отбросила эту трусливую мысль. Сейчас или никогда.

- Ну? - требовательно спросила она, косясь на окно: сейчас оно было ближе, чем в начале диалога. И есть надежда таки улизнуть. Но не сейчас. - Почему моя мать, Тэнг Шен, не вписана на этот гребанный листок? Почему там нет ничего?

- Может, потому что никто не знает имен твоих недостойных родителей, Караи? - наконец отозвался Шредер. И не менее мрачным жестким взглядом смерил куноити. - Даже в том приюте, где я тебя нашел...

- Нет! Ты снова врешь! - голос сорвался на крик, Караи до боли сжала попавшуюся под руки вещицу - остаток лямки рюкзака, в душе понимая, что пытается обмануть себя. Что ошибалась, желая узнать правду, в душе, как и в тот раз, надеясь, что она будет опровергнута. Но только не так! Не так...

- Ты всегда хотела нормальную семью, Караи, - к еще большей досаде куноити, в голосе недавнего противника ей послышалось что-то похожее на сочувствие? жалость? Плевать! Ей не нужно ни того, ни другого.

- Замолчи! - метнув быстрый взгляд в сторону папки, валявшейся всего в каких-то двух шагах, куноити отступила в ту сторону, всего на чуть-чуть. И обвиняюще ткнула пальцем в сторону Шредера. - А где тогда Мива? - вдруг вспомнила она. - Что ты сделал с ней?

И невольно прижала ладонь к губам в ужасе, уже зная, что услышит в ответ.

- Она умерла.
Спасибо за пост (1) от: RussianEmpire
   14.10.2017, 00:40  
Глава 7. Прощай


Осторожно отлепившись от лифтовой будки, Леонардо прокрался к козырьку крыши. И замер на нем неподвижно, всматриваясь вдаль. А если точнее - в светящиеся синим отблеском часы на остроконечной кровле старой церкви, в которой квартировал их заклятый враг.

Дом, на котором занял позицию юный ниндзя, отстоял от церкви на добрый десяток метров, а постепенно сгущавшаяся темнота делала его почти неразличимым и на меньшем расстоянии. Но не зря же говорил Рафаэль, что осторожность (правда, задира выразился менее культурно) - второе имя лидера? И был совершенно прав, потому что не бывает лишней осторожности и бдительности, когда имеешь дело с врагом-ниндзя. Особенно если этот враг - Шредер.

Честно говоря, большинство воинов Фут, да и сменившие их в последнее время на большинстве важных объектов Фут-боты, особой внимательностью не отличались. Но это же не повод расслабляться, верно? Тем более сегодня, когда Караи вновь проникла в цитадель Фут и (Леонардо был уверен) разворошила змеиное гнездо. Нет, может, куноити и сумела пробраться незамеченной, по ряду навыков она превосходила даже самого лидера, но вот удалось ли ей совладать с собой и вновь не ввязаться в стычку? В этом Лео так уверен не был.

Черепашка медленно, стараясь не делать резких движений, двинулся по краю карниза, особенно остро ощущая в этот момент отсутствие братьев, могущих в случае чего прикрыть спину, надежней даже, чем панцирь. После обнаружения побега Караи и причины, ее вызвавшей, Сплинтер запретил им на этот раз ввязываться в стычку. И, как показалось Лео, братья с радостью подчинились, даже вечный бунтарь Рафаэль. Впрочем, он всегда недолюбливал Караи и не верил в ее преданность, даже узнав о родстве. Что уж говорить теперь?

Должно быть, он поступил необдуманно, придя сюда. Может, Караи и правда ничего не грозит, а вот он, Лео, здорово рискует, в одиночку приближаясь к логову Футов. В прошлый раз (тоже, кстати, из-за куноити) его выручили братья, иначе... не хочется даже думать, чем бы все закончилось. Однако остаться в стороне Леонардо не мог. Он чувствовал, буквально нутром ощущал, что куноити может понадобиться помощь. Поддержка. Они и так здорово сглупили с этой новостью, невольно оттолкнув подругу. И он постарается исправить это... если еще не поздно.

Знать бы еще, с какой стороны Караи пробралась в здание... Леонардо окинул задумчивым взглядом церковь, темную, мрачную, пугающую своей непредсказуемостью. Отсюда не рассмотреть, где именно скрываются часовые, не различимые в своей черной униформе. Его собственный природный окрас тоже давал фору, но все же меньшую. И их много, а он один...

Так, хватит. Черепашка мотнул головой, отгоняя сомнения. Чем дольше думать, тем меньше останется решимости. В этом его слабость, не зря предупреждал мастер Сплинтер... отец. Лео стиснул зубы. Он должен вернуться. И вернуть ее. Остальное решим по ходу дела.

Итак, ближе к делу. На цитадели Фут нет удобных пожарных лестниц и водосточных труб, или же расположены они опасно близко к окнам. А значит, придется добираться прямо отсюда. Прыгать...

Лео кинул мимолетный взгляд вниз, на разверзшуюся у ног пугающую черноту, лишь местами разбавленную тусклыми огоньками фонарей. Зря, конечно же. Глубоко вздохнул, отошел подальше, разбежался и темно-болотной молнией метнулся к краю.

Расстояние оказалось больше, чем показалось Лео поначалу. На краткий миг он успел испугаться, что не долетит, а упадет вниз, не в силах зацепиться. То-то порадуется Рахзар, выбравшись на шум и найдя под окном его останки! Но нет, повезло... ну, как сказать, относительно. Потому что полным везением скрежет когтей сюко, что Лео, извернувшись, успел вытащить и надеть на одну руку, он бы так не назвал. Такой шум наверняка слышали все Фут-боты в округе. А значит, надо поторопиться.

Подтянувшись, черепашка перевалился через козырек, спрятал сюко под панцирь и поднялся на четвереньки. Точно: пока не замечая сливавшегося с кровлей вторженца, сюда уже стягивались андроиды. Леонардо отчетливо мог видеть красные огоньки в их визорах, слышать скрежет металлических суставов. Много, слишком много для него одного. Так, только без паники. Где-то ниже должно быть стрельчатое окно, достаточно большое, чтобы он мог спрятаться в его проеме. Хотя бы на время.

Черепашка шумно выдохнул и, снова перевалившись через край, повис на руках. Кромка больно впивалась в пальцы, в то время как Леонардо, сдерживая дыхание, чтобы не нарушать еще больше равновесие, нащупывал ступнями подоконник. Переступил на руках на фут*, потом еще. И, наконец найдя, спустился и втиснулся в оказавшийся не таким широким проем.

Дребезжащие сигналы, которыми Фут-боты пользовались для передачи информации, не стихали долго. Слишком долго. Леонардо нащупал за спиной рукоять катаны, подумывая уже вмешаться - не всю же ночь проводить на этом подоконнике. Но вот наконец противные звуки стали тише. Удачно, что Фут-боты так тупы. Возможно, в ближайшее время охрану этого участка усилят, но минут 15 у него есть. А это уже немало.

Дождавшись, пока, наконец, не станет тихо, черепашка вскарабкался обратно на крышу. И двинулся по ней почти на четвереньках, как можно ближе прижимаясь к неровной кровле. Та неприятно впивалась в босые ступни и шуршала, однако его пока не слышали. Удачно.

Добравшись до прозрачного купола, Леонардо задержался там на некоторое время - сначала чтобы нейтрализовать ближайших часовых, а затем - чтобы рискованно заглянуть через армированное стекло внутрь. Как и ожидалось, тихо и пусто, как в гробу.

Обойдя купол по периметру (может, стекло и выдержало бы его вес, Лео проверять не стал), черепашка приблизился к противоположному краю. И настороженно прислушался. Вроде бы послышались голоса и звон оружия. Но далеко и оттого неразличимо. Леонардо нахмурился и постарался сосредоточиться, силясь вычислить источник звука...

Не успел. Створка окна метрах в четырех от него громко хлопнула, а следом через открытый проем почти кубарем вылетел темный силуэт. Подобравший руки и ноги, согнувшийся почти вдвое и оттого неузнаваемый. Но не для Леонардо.

Время остановилось. Черепашка замер на краю крыши, забыв про конспирацию, про все на свете. Караи падала, с панцирь знает какой высоты, выпустив бесполезную веревку. Крюк, привязанный к ней, соскользнул с крепления, что бы им ни послужило, и второй возможности удержаться не было.

Появившаяся следом в оконном проеме рослая фигура едва не заставила Лео затормозить на полпути. Тот, кого черепашка боялся более всего на свете, не признаваясь даже самому себе. Шредер. Тот попытался перехватить веревку, едва ли не по пояс высунувшись из окна, но тоже не успел.

Но это Лео осознал, уже летя вниз. Темная пустота, так страшившая его чуть ранее, стремительно приближалась. Черепашка успел мельком пожалеть, что не сообразил захватить раскладные крылья, так выручившие их однажды. Но в основном мысли его были сосредоточены на маленькой фигурке чуть ниже. Успеть. Только бы успеть...

Заметив наконец ненавистного врага, Шредер попытался достать того лезвиями тэкко-каги, но лишь подтолкнул его ближе к Караи. И, вытянувшись стрункой, Леонардо сумел дотянуться и перехватить одну из рук куноити. Другой же метнул крюк, особо не целясь, надеясь зацепить хоть что-нибудь.

На пустом пространстве возле церкви фонарей почти не было, как и деревьев. Но черепашке повезло: крюк зацепился за одно из этих немногих уже на излете. Пролетев почти по полной дуге, от сильного рывка в ее конце Лео чуть не отпустил Караи, но та, извернувшись, вцепилась в него второй рукой. Лицо девушки, лишенное обычной косметики, было бледным, глаза на его фоне казались огромными и горящими.

- Спасибо, Лео, - прошептала она.

Черепашка лишь кивнул, более занятый тем, как удачно приземлиться и что делать, если Футы вдруг начнут стрелять. А они ведь начнут, Шредер-то его видел. И они с Караи станут отличными мишенями, особенно куноити, лишенная панциря.

Огромная лужа - след недавнего дождя - смягчила их приземление, попутно окатив дождем брызг. Отпустив веревку, Лео толкнул Караи себе за спину, быстрым шагом, почти бегом отступая в сторону дальних домов. Сейчас они казались как никогда далекими и недостижимыми. Лидер в любой момент ожидал нападения, не отводя глаз от крепости Фут и ее хозяина. Но выстрелов почему-то не было и погони тоже. Почему? Леонардо обязательно подумает об этом, но уже потом.

***

- Ты цела? - первый и самый резонный вопрос, что задал черепашка подруге, когда они оказались уже в безопасности - на той крыше, где и началось их знакомство. Лео и сам не мог сказать, как они сюда попали, должно быть, ноги сами привели. После суматохи бегства здесь, в свете неярких фонарей, освещающих рекламный щит, под сводом темного пасмурного неба, готового в любой момент снова разразиться дождем, было необыкновенно уютно и спокойно. И даже почти прошло раздражение на Караи, в очередной раз подвергшую их опасности. Раф обязательно сказал бы что-нибудь едкое по этому поводу.

Но он не скажет. Леонардо наклонился к девушке, проигнорировавшей его вопрос, лишь молча безучастно глядящей куда-то за горизонт, сложив руки на коленях, и попытался на глаз оценить ее состояние. Вроде не ранена, лишь подавлена. Наверняка новостью, сокрытой от нее. Собравшись с духом, черепашка тронул Караи за плечо, а когда та обернулась, смущенно кашлянул и проговорил невнятно:

- Прости.

- За что? - невесело спросила та, поднимая на него глаза. Обычно светло-карие, сейчас они казались бездонно-темными, почти черными, совсем не похожими на глаза мастера Сплинтера... впрочем, неудивительно. - Ты спас меня, Лео... в который раз?

- Мы же семья, - привычно отозвался тот, но осекся, продолжив менее уверенно. - То есть... будем. Обязательно.

Караи лишь вздохнула, ничего не отвечая, думая о чем-то своем.

- Пойдем, - черепашка потянул ее за руку. - Братья, наверно, уже беспокоятся. И отец...

- Твои, Лео, - Караи наконец обернулась к нему лицом и пристально, внимательно посмотрела в глаза. - Моих там нет. Кто я, Лео?

- Не говори так, - Леонардо успокаивающе опустил ей руки на плечи, обе сразу, так, как обычно поступал с ним, расстроенным, мастер Сплинтер. Но девушка дернулась, сбрасывая его ладони, словно ужаленная. - Твоя мама...

- Вот то-то и оно, - губы куноити скривила недобрая усмешка. - У меня нет и ее, Лео. Никого и ничего.

- Это сказал тебе Шредер? - догадался лидер. - Слушай его больше. Он однажды уже соврал тебе, что стоит еще раз?

- Нет, Лео, - Караи прижала руку к груди, туда, где спрятала тот самый смятый листок-анкету - единственное, что удалось унести из папки своих документов. - Я знаю. И должна узнать еще больше. Доказать, - девушка сжала зубы, - что мои родители не невесть кто, как сказал он. Что они не бросили меня... как все остальные. Понимаешь?

Леонардо смущенно опустил голову.

- Но ведь мы не...

- А где тогда все они? - Караи обвела широким жестом пустую крышу и скривилась: поцарапанная ладонь саднила. Не сильнее, чем что-то внутри, невидимое, что, оказывается, тоже умеет болеть. - Где?..

Ответить было нечего.

- Я не оставлю тебя, - Леонардо решительно поднялся. - Куда ты пойдешь, одна, без ничего?

Куноити молча показала ему рюкзак, сброшенный только по приходе сюда.

- Нет, - упрямо мотнул головой Леонардо. - Не оставлю. Это неправильно, - черепашка запнулся, потому что девушка взяла его за руку. И прикосновение это было настолько приятным, что почти заставило забыть обо всем. - Караи, ты...

- Я справлюсь, Лео, - девушка улыбнулась. - Прости... Сайонара**!

Слишком поздно черепашка ощутил легкий укол в запястье. Вскинул голову, с укором глядя не вероломную подругу, сделал шаг, но, запнулся, опустился на одно колено, а через несколько мгновений и вовсе растянулся на шиферной поверхности.

- Прости, Лео, - повторила Караи с искренней горечью, ласково погладила по руке. Второй раз ей пришлось применить средство, данное некогда - девушка сжала зубы - еще Шредером. Но на этот раз - более милосердно. Она не может взять друга с собой в дальний путь, который неизвестно когда и где закончится. Он не сможет оставить семью, не сожалея об этом. Равно как и ее. Пусть все закончится вот так. Может, однажды он поймет. И простит.

Караи достала из-за пояса бесчувственного Лео Ч-фон, набрала знакомую комбинацию. И, помедлив несколько секунд, сбросила вызов. Вот так. Теперь, встревоженный отсутствием ответа, Донни вычислит местоположение рации и брата, а это безлюдное место станет для него хорошим укрытием. Если не начнется дождь. Подумав, куноити извлекла из рюкзака толстовку и как могла укрыла черепашку. Вот так. Теперь точно все.

- Прощай, Лео, - она поднялась. - Дай боги, мы еще увидимся.
____________________
* фут - примерно 30 см
** сайонара - прощай, до свиданья (яп.)
Спасибо за пост (1) от: RussianEmpire
Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1):