Телеграм-чат  
  Черепашки-ниндзя   Фан-зона  Фан-фики  Переводы   Узы, что нас связывают [перевод]
Ответить Подписаться на тему
Страница 3 из 3:  1 2 3 
18.09.2021, 04:45

  Сообщение от Anny Shredder 

Подготовь червя для Караи

Спасибо за пост (2) от: Rdan, Wexton
   19.09.2021, 14:10  
То, что скрывается в тени. 7

Кицунэ призраком вошла в тронный зал собора и низко поклонилась. В конце концов, он любил свое великолепие. И она не могла его за это винить. Это было знакомое качество, согревавшее ее воспоминаниями о далеком прошлом. В конце концов, он тоже это любил.

Под маской она улыбнулась, когда призрачная змееподобная фигура обвилась вокруг Шредера, изучая его, исследуя каждую деталь, способную сделать переход более плавным. Ее сердце болело от желания прикоснуться к нему, но не сейчас.

— Кицунэ. Я не вызывал тебя.

— Неужели, мастер?

— Нет. — Его ответ был отрывистым и напряженным. Возможно, какая-то часть сознания Шредера догадывалась, что захватчик скрывается так близко. А может быть, то было общее разочарование помешанного на контроле — разочарование той, кто приходила и уходила по своей воле.

— Ваши лейтенанты проводят иные операции в других частях мира. Я подумала, что мои услуги будут намного полезнее здесь, для осуществления самых важных задач.

— Тогда, полагаю, ты знаешь?

— Что Хамато Йоши живет и прячется от вашего гнева в этом городе? Боюсь, к этому моменту эта информация просочилась в большую часть организации.

Он вздохнул.

— Однако состояние Караи не так общеизвестно. — Его пристальный взгляд метнулся к ней, цепко и так пристально, что она задрожала. Скоро он будет смотреть на нее столь пристально.

— Все будет исправлено, мой господин. Позвольте мне помочь вам.

Он заколебался. Шредер доверял ей меньше всех носивших Куро Кабуто и правильно делал, избегая ее советов, если вообще мог избежать.

Но враги слишком долго унижали его и избегали с ним встречи. Это угрожало его тщательно культивируемой репутации. И в сочетании с потерей его дочери было уже слишком. Она идеально выбрала время. Вопреки здравому смыслу, он кивнул.
   04.11.2021, 23:11  
Одержимость. 5

Филч выругался, возясь за своим столом в научно-исследовательской лаборатории, — работа, которую он когда-то считал скучной и обыденной. Чего бы он только ни отдал, чтобы никогда не свернуть с этого пути. Но он не собирался превращаться в муху-мутанта, как Стокман. Ни за что. Только не он.

Он никак не мог произвести то, что требовалось Шредеру, за неделю. Потребовалась целая вечность, чтобы понять это, и Филч так гордился этим. Но, конечно, этот человек не захотел бы быть слизняком-мутантом.

Хотя ему служили мутанты и он в полной мере использовал их способности, Шредер никогда не скрывал отвращения и презрения к ним. Но такие люди не доверяли вообще никому, кроме самих себя. Просить его передать весь арсенал другому и надеяться, что он не набросится на него, было безумием. Филч не мог поверить, что раньше не понял очевидной дилеммы. Теперь же у него не было времени.

Ему придется уехать из города и надеяться, что Шредер его не поймает. Когда последний из секретных файлов был перенесен на внешний жесткий диск, Филч отключил его и засунул в сумку. Он может начать все сначала, где-нибудь в другом месте. Найти страну, до которой еще не дотянулся клан Фут.

Прямо перед ним стоял флакон с образцом мутагена, который он так хотел показать Шредеру. Несмотря на неприятные последствия, это была хорошая работа, одна из немногих, которую Филч выполнил сам, а не украл у кого-нибудь. Было нечто странно приятное в создании чего-либо самостоятельно. Филч вынул его из сумки и с удивлением осмотрел. Может, следует чаще делать что-то самому?

Внезапно сильная рука схватила его за свободное запястье и вывернула за спину, причинив такую сильную боль, что Филч вскрикнул и едва не выронил флакон. Флакон! Он мог бы использовать его как оружие. Откинув голову назад, Филч попытался понять, кто его противник. Если это Фут-бот, ему крышка.

Мельком увиденное едва не заставило вздохнуть с облегчением. Шредер не обнаружил его предательства. Но кто был этот человек? Филч никогда не видел его раньше. Тот был крупнее его и очень, очень сильным.

Судя по тому, что он понял об одежде незнакомца, на том была обычная черная униформа. И из немногого, что Филч мог видеть на голове, он разобрал рыжевато-каштановые волосы и карие глаза. Точнее, глаз. Второй был прикрыт повязкой в пиратском стиле. Если он не был человеком Шредера, то кто же он тогда?

— Доктор Финеас Филч, не так ли? — холодный голос отвлек его внимание от похитителя. К нему подошел мужчина с темно-каштановыми волосами и того же цвета пустыми глазами, одетый в дорогой деловой костюм. Он выглядел вполне обычным, но Филчу хватило недавнего опыта общения со злодеями, чтобы почувствовать в нем опасность. Что этому человеку могло от него понадобиться?

Демонстративно медленно человек в костюме поставил перед обездвиженным Филчем его же компьютерный стул и уселся, устраиваясь поудобнее. Снова посмотрел на Филча, кажется, ожидая ответа.

— Дирк, думаю, наш друг забыл, как говорить.

Зверь за спиной Филча вывернул его руку еще сильнее за спину, нарочито медленно усиливая давление на хрупкие суставы, пока пленнику не показалось, что кости сейчас сломаются.

— Да! Да, это я! Прекрати, черт возьми!

Давление ослабло.

— Так-то лучше. Думаю, теперь ты понял, как важно отвечать на мои вопросы немедленно.

Филч медленно кивнул, пристыженный, когда слезы потекли по лицу. Зловещий человек в костюме нервно улыбнулся.

— Я Артур Джеймс Говард. Возможно, ты слышал обо мне.

Филч замер. Человек, которому принадлежала компания. Дядя той девушки. Но он был так осторожен. Он не мог узнать. Не было ни малейшего способа.

— До моего сведения дошло, что ты причастен к прискорбному исчезновению моей племянницы, Лизы Вебстер.

Как? Откуда он мог узнать?

— Не отрицай, мы уже прошли это. Что я хотел бы знать, так это где она и что с ней стало?

Филч сглотнул. Что он мог сказать, чтобы все не обернулось бы еще хуже для него?

— Я не знаю… — еще одно скручивание, и Филч закричал. Потом давление наконец ослабло, оставив его задыхаться.

— Финеас, Финеас, Финеас. Я думал, ты уже понял, что на мои вопросы нужно отвечать полностью и честно.

Филч обнаружил, что его тело-предатель снова кивает со сдержанным всхлипом.

— Нам бы не хотелось, чтобы моему коллеге пришлось использовать некоторые из его инструментов. Все может стать… сложнее. Итак, зачем ты захватил мою племянницу и где она?

— Она была любопытной. Раскрыла мои секреты.

— Пиратство чужой интеллектуальной собственности или участие в делах клана Фут?

Филч съежился. Сколько этот человек уже знал?

— Пиратство.

— Понимаю. И ты обеспокоился своей карьерой?

Филч кивнул.

— Она мертва?

Он покачал головой.

— По крайней мере, не думаю.

— Не думаешь?

— Она сбежала, и никто не видел ее уже несколько недель.

— Сбежала откуда?

— Я отдал ее клану Фут. Они проводят какие-то… нетрадиционные медицинские эксперименты. Я думал, она просто исчезнет в процессе. Но она сбежала.

— Ты говоришь, что она сбежала, но домой она не вернулась.

Филч снова съежился.

— Ничего удивительного. Она теперь… другая. Вы можете ее не узнать.

Рот мужчины сжался в тонкую жесткую линию, и Филч понял, что обречен, если только… Он медленно и осторожно начал отвинчивать крышку с флакона, который держал в свободной руке.

— Ну, мне понадобятся все детали этого эксперимента и точное описание ее нынешней внешности.

Филч наклонил голову, надеясь выиграть еще времени.

— Еще один вопрос. У меня пропала еще одна племянница, Лили Говард. Не думаю, что вы замешаны и в этом деле.

Кто? Сколько еще пропавших родственников у этого парня?

— Нет, я знал только Лизу, и это был глупый, импульсивный поступок, когда она обнаружила меня.

Глаза Говарда сузились.

— Уверен?

Еще один поворот, и Филч закричал, возможно, даже зарыдал, что не знает эту вторую девушку или что-то в таком духе. При всей этой боли его разуму не хватало времени сосредоточиться на ерунде типа собственных слов.

Наконец кости хрустнули с тошнотворным звуком перелома, и один вид боли превратился в другой. Филч и не знал, что у нее столько разновидностей. Какая-то часть мозга находила это захватывающим, другая же кричала ему убираться отсюда, прекратить это. Где-то далеко от него кто-то вздохнул.

— Полагаю, было бы чересчур наивным надеяться, что исчезновение Лизы и Лили связаны.

В руке Филча болтался кусок металла. Это должно быть важно. Колпачок! Он снял колпачок и каким-то образом умудрился не пролить мутаген на себя. Это его шанс.

С животным криком, на который раньше не считал себя способным, Филч взмахнул свободной рукой, направив брызги мутагена в лицо Говарду. Как он и надеялся, державший его бандит в секундном шоке выпустил его.

Вспышка адреналина — и Филч бросился от него прочь, не обращая внимания на раны. Без сомнения, он вскоре вспомнит о них. Но свобода была недолгой. Подошва ботинка врезалась ему в спину, швырнув на пол прямо на сломанную руку.

Раскаленная добела, электрическая агония пронзила тело, заставив Филча вскрикнуть раненым зверем, и сознание замерло на грани утраты. Но прежде чем его тело успело решить, терять ли сознание, ботинок с силой опустился на хрупкие кости шеи, соединявшие череп с телом, и Филч умер под звуки криков Говарда.

***

Мгновение Эй Джей сидел ошеломленный, когда густая вязкая субстанция брызнула ему в лицо. Что за… Прежде чем он смог закончить эту мысль, мир поглотила жестокая, выворачивающая наизнанку боль. Должно быть, это была кислота. Должно быть. Казалось, он плавится. Точно плоть его расплывалась сочащимися лужами, а сами кости растворялись.

За исключением того, что он все еще был жив и полностью осознавал происходящее. Так, словно кто-то бросил его в ванну со щелоком и перемотал запись. Все, что он мог — кричать, пока не сорвал горло, до тех пор пока не превратился в первобытную слизь.
   07.11.2021, 02:16  
Верность и честь. 4

В мгновение всепоглощающей ярости Дирк ударил мелкого ублюдка по шее, оторвав спинной мозг от головного и оборвав жизнь. Как он посмел? Гнев рассеялся, когда крики Эй Джея стали более мучительными и интенсивными.

Он склонился над умирающим другом. Над братом; на сей раз совершенно не уверенный что делать. Редко случалось, чтобы что-нибудь настолько парализовывало его нерешительностью — его, человека действия. Дирк понимал, что все произошло за очень недолгое время — но пока Эй Джей лежал, страдая, ему казалось, что прошла вечность.

Он мертв. О боже, он мертв. Дирк просто тупо смотрел на сгусток серой слизи в деловом костюме Эй Джея, пока не услышал, как тот застонал. Пока не увидел, что тот дышит. Каким-то образом он все еще был жив. Больше не осталось никаких колебаний. Дирк поднял сгусток и выхватил сотовый телефон, выбежав из комнаты.

* * *

Дирк сидел на стуле рядом с кроватью в одном из менее официальных нью-йоркских пентхаусов Эй Джея. Последний из нескольких очень сдержанных врачей только что ушел в полном замешательстве. Дирк потер налитые кровью глаза и действительно почувствовал мешки под ними. Он потерял счет, сколько прошло времени с тех пор, когда он последний раз спал. А зная, как долго он мог обходиться без сна — времени и правда прошло немало.

Эй Джей пошевелился на кровати рядом с ним, но Дирк не вздрогнул. Он отказывался это делать. Не то что все эти трусливые медики, приходившие по вызову. Его друг теперь выглядел как гуманоидный слизняк. Это был единственный способ описать подобное существо.

Его туловище представляло собой мягкую скользкую серую трубку с гнущимися конечностями, исходившими из нее в четыре стороны. Казалось, у него теперь не было рук или ног, но Эй Джей мог превратить края своих конечностей в них при достаточной концентрации. Его лицо выглядело теперь как гигантский разинутый рот, а желтые теперь глаза покоились на двух тонких стебельках, торчащих из макушки головы.

Никто не знал, что это было или, по крайней мере, как это изменить. Если бы только Дирк не был таким поспешным и беспечным. Ему следовало бы обыскать и разоружить Филча с самого начала, но крысеныш казался таким безобидным, а Эй Джею не терпелось начать.

Не стоило также убивать его. Они могли бы допросить его сейчас. Получить ответы, которые не могли дать врачи. Или, по крайней мере, дать заслуженно медленную и мучительную смерть. Дирк был почти уверен, что Эй Джей думал о том же, но был слишком хорошим человеком, чтобы бросить это ему в лицо. Его полный провал. Дирк на мгновение вздрогнул, когда Эй Джей заговорил, все еще не узнавая его нового влажного хриплого голоса.

— Этот человек, Филч. Он сказал, что Лиза изменилась. Что я не узнаю ее. Как думаешь, что он имел в виду?

Дирк обдумал это своим измученным умом. Да, это возможно.

— Думаю, вы правы. Хотите, чтобы я изучил клан Фут и его эксперименты?

— Нет. Я хочу сделать это сам.

— Но Эй Джей…

— Соедини меня с доктором Чжао. Думаю, пришло время для отчета о ходе ее исследований касаемо искусственных кожи и волос. Мне это нужно.
   03.02.2022, 20:19  
Охотница. 6

Алопекс пересмотрела то, что она знала о целях, всматриваясь в горизонт со своего насеста на крыше. Им было известно о лаборатории Шредера. Они так похожи на того, кто взволновал ее, с горечью подумала она. Они спасли его от эксперимента. Они достаточно знакомы. Но подойдет не любой.

Синий был осторожен. Слишком осторожен. Фиолетовый был умен. Он заметил бы слишком многое и задал много вопросов. Оранжевый был бы идеальным вариантом, но Алопекс еще не встречала его без остальных, не считая одного раза.

И учитывая, чем закончилась его прогулка с мальчиком-гекконом, Алопекс сильно сомневалась, что оранжевому позволят снова свободно разгуливать в одиночку. Они очень защищали его, и это было правильным. Слишком наивный, невинный и доверчивый. Идеально подходящий для ее целей, но недоступный.

Оставался красный. С ним следует быть осторожной, но в принципе дело выполнимо. Красный часто выходил один. Ну, практически один. Но мальчик в маске не станет серьезным препятствием. Он не помешает.

Как будто слыша ее мысли, эта парочка появилась на поверхности, отделав несколько грабителей в переулке. Это не очень далеко от нью-йоркской штаб-квартиры Шредера. Отлично. Пора начинать.

Алопекс подала знак своим Фут-ботам занять позицию, тщательно проинструктировав их заранее, и, бесшумно перепрыгивая с одной пожарной лестницы на другую, соскочила в парк совсем рядом с местом ограбления. Еще один беззвучный сигнал рукой, и Фут-боты атаковали.

* * *

Рафаэль ухмыльнулся, глядя на неподвижную фигуру грабителя, стараясь укрыться в тени, пока Кейси пытался помочь испуганной жертве подняться на ноги. Все шло не очень хорошо, так как бедняга в ужасе отпрянул от него. Может, дело было в маске, или краске на лице, или покрытом кровью расколотом спортивном снаряжении, которое Кейси носил на спине.

Раф счел разочарование Кейси своеобразным подтверждением. По крайней мере, он не единственный наводил ужас на людей, которым они помогали, и Кейси не повредит узнать, какова его, Рафаэля, жизнь. Вскинув руки, тот зашагал прочь, позволив этому испуганному мышонку выскользнуть из переулка.

— Ты видел этого парня? К слову о неблагодарности, — фыркнул Раф.

— Да, он совершенно обалдел от тебя. Не могу себе представить, каково это, — Кейси лишь хмуро посмотрел на него.

И тут воздух заполнили испуганные и болезненные крики, явно женские. Прямо из-за цементной стены, отделявшей переулок от парка за ней.

Они так давно работали вместе, что ни одному не нужно было лишних слов, чтобы начать действовать. Кейси попятился, когда Раф подошел к стене и замком сложил руки; а затем он запрыгнул на них, и черепаха подтолкнул напарника к верху стены, зная, что спуститься тот сумеет сам.

Позаботившись о Кейси, Раф подпрыгнул и, отталкиваясь то от здания, то от бетонной стены на стыке с ним, добрался до верха.

Кейси выбрал спрыгнуть и ухватиться за пожарную лестницу, прежде чем приземлиться. Раф же просто соскочил вниз, погасив импульс кувырком вперед, как только ноги коснулись тротуара.

Перед ними была девушка-белая лиса с похожим на маску пятном голубовато-фиолетового меха на лице. Она сражалась с небольшим отрядом Фут-ботов. На ней была рваная толстовка с капюшоном, оторванными рукавами и резинкой по низу. Кисти, предплечья и ступни были обмотаны полосками ткани. Девушка была безоружна, но отбрасывала Фут-ботов своими когтями. Раф не мог не восхититься ее яростью, пусть бой и был заведомо проигрышным.

— Гунгала! — Кейси бросился в атаку, расшвыривая Фут-ботов своей клюшкой.

— Ты и Майки со своими странными боевыми кличами.

Комментарий не помешал Рафу насадить головы роботов на саи, следуя примеру друга. Девушка-лиса охнула, когда Фут-бот пнул ее в грудь, и отлетела к стене. И рухнула навзничь, сильно об нее приложившись.

Явно ошеломленная, она с трудом поднялась на ноги. Слишком медленно. На нее налетел робот с камой, и лиса едва успела поднять руки, защищая торс. Лезвия вонзились в ее плоть, забрызгав нападавшего ее кровью. Еще двое стиснули ее, пока она боролась, но потеря крови брала свое, и понемногу сопротивление ослабевало.

Раф добрался до лисы как раз вовремя, кода нападавшие начали связывать ее, — и приземлившись на робота с камой, отсек его голову. Продолжая движение, оттолкнулся от его спины и сделал сальто из стойки на руках — и одновременно врезал ногами в грудь обоим роботам, связывавшим пленницу, освободив при этом саи.

Они отшатнулись, когда черепаха закончил сальто, выпрямился и, опустив руки, всем весом вонзил саи в их головы, швырнув всех троих прямо за распростертой фигуркой девушки-лисы. Кейси подъехал на роликах, покончив с оставшимися роботами.

— Это было проще, чем когда-либо на моей памяти. Хм-м. Она неважно выглядит.

Отложив саи, Раф сверху вниз осмотрел девушку-лису. Она определенно потеряла много крови.

— Один из ботов достал ее камой. Думаю, ее надо зашить.

— Ну, ты не можешь отвезти ее в больницу.

Кейси был прав. У мутантов ограниченные возможности. Раф размотал повязки на своих руках и как можно старательнее перевязал раны. Девушка-лиса застонала, не приходя в себя.

— Не вернусь, — ее голос был слабым шепотом, но Раф разобрал слова. Кейси навис над ним.

— Думаешь, она сбежала оттуда, где Шредер держал мастера Сплинтера и Лизу?

— Может быть.

— Что будешь делать?

— Заберу ее к Дону. Он ее вылечит, и, может быть, она что-нибудь знает.

— Например, насколько отстойно быть подопытной крысой? Это все, что знала Лиза.

Раф зарычал, и Кейси отступил.

— Я все равно помогу ей. Открой крышку люка.

* * *

Лиза вышла из додзё, измученная, но счастливая. Она наконец-то привыкла к своему новому телу, и физических способностей у него было намного больше, чем когда-либо могло быть у тела прежнего. Жаль, что она все еще была ужасно уродливой.

Как бы сильно ей ни хотелось рухнуть на диван, Лиза знала, что должна пошевелиться еще немного, иначе ее мышцы сведет спазмом. Тренировки с мастером Сплинтером оказались намного сложнее, чем она думала. Но и намного полезнее.

Они были изнурительными и физически, и морально, но чаще всего, доведя себя до предела, Лиза обнаруживала, что это еще не настоящий предел и она способна преодолеть его. Она чувствовала, что становится сильнее, и былая уверенность, живущая в ней прежде, вновь расцветала в ней, как весна после долгой суровой зимы. Она никогда больше не будет беспомощной. И будет тренироваться, пока не упадет без чувств, чтобы сдержать эту клятву.

Лиза была уже на полпути к кухне, где надеялась выпить стакан воды, когда Раф ворвался через турникеты вместе с Кейси, тяжело катящимся за ним по пятам.

— Дон! Нужна помощь! — время, казалось, замедлилось, когда под взглядом Лизы он пробежал мимо нее в лабораторию. Прижимая к груди красивую девушку-лису-мутанта.

Не желая смотреть, но не в силах остановиться, Лиза проследовала за ними к лаборатории и заглянула вовнутрь. Донни собирал свои медикаменты, пока Раф укладывал девушку на стол. Лео неодобрительно посмотрел на него.

— Мастер Сплинтер не…

— По-твоему, я должен был оставить ее истекать кровью?

— Нет, но Донни мог бы подлатать ее прямо на месте, где ты…

— Чтобы, придя в себя, она скрылась в переулке, забившись в мусор?

— Ну, нет.

— Лео, ты привел сюда Караи и Лили. Когда Караи привела сюда Футов! Так что я правда не хочу этого слышать.

Лео покраснел и закрыл рот. Донни уже безмолвно накладывал швы на руки девушки, а Раф с беспокойством наблюдал за этим.

Лиза почувствовала, как ее сердце сжалось, и, пошатываясь, побрела к своей комнате, чтобы укрыться там. Если Раф увидит ее сейчас, Лиза была уверена, что разобьется вдребезги. Все в порядке. Он все равно ненавидит ее. Это было неизбежно. Но ее самоуверенности не смогла остановить слезы, как только Лиза благополучно скрылась из виду.
Спасибо за пост (1) от: Daniel Stockman
   20.03.2022, 21:26  
Доверие. 6

Ниньяра сидела на крыше, одна, задумавшись. Интересно, как долго она сможет продолжать в том же духе. Жизни, поставленные, как она знала, на карту, противоречили другой верности. Продолжавшей искать ее бледно-зелеными глазами.

Она не стала ближе к настоящим целям, чем прежде, хотя не раз наблюдала их издалека. Она сильна, но не настолько, чтобы одолеть всех четверых разом, даже при помощи засады.

И чем больше проходило времени, тем меньше Ниньяре этого хотелось. Они неслышно крались в ночи города, подвергая себя риску, чтобы спасти людей, которые никогда не узнают о них, и не поблагодарят, даже если узнают. Герои, необходимые миру, которые так редко у него есть.

Как и он. Еще одна черепаха. Другая. Она не должна, не могла отнять его у мира. Чего бы это ни стоило. Но цена была столь высока, что Ниньяра не думала, что переживет это. И не хотела пережить.

Она наблюдала за ним время от времени. Не один из тех, за кем она охотилась, он — иногда один, а иногда и с товарищами — забредал в установленные ею ловушки. И без конкретных приказов против него Ниньяра никогда не предпринимала конкретных шагов, чтобы причинить ему вред или захватить в плен. И задавалась вопросом, почему хозяева позволяли ей продолжать в том же духе.

Теперь она знала. Они позволили ей усыпить его бдительность ложным чувством безопасности. Последнюю засаду устроила не она, а Тигриный Коготь. И он не стал сдерживаться.

Ниньяра вспомнила эту ночь. Шредер вызвал ее на наблюдательный пост лаборатории, где ей пришлось смотреть, как Стокман насильно вводит ужасного червеобразного паразита в голову черепахи. И в голову его друга-примата.

Стоять там, вынужденной смотреть, не властной остановить это, защитить его от этого насилия, было кошмаром. Одно она не смогла понять вовремя. И, считая себя храброй, ждала, пока лаборатория освободится.

Она должна была знать. Хотя немногие из слуг Шредера задерживались там надолго, Стокман и Филч редко покидали лабораторию. Сейчас это было так очевидно, но тогда она благодарила свою удачу.

Как тень, Ниньяра проскользнула в лабораторию, и он посмотрел на нее с проблеском надежды в усталых страдающих глазах. Она разрезала их узы. Черепаха потянулась к ней, но рухнула на пол, однако Ниньяра и так сильно рисковала, или же так думала. Она отстранилась, произнеся единственное слово.

«Беги». Потом она ушла, ненадолго поверив, что спасла их. Но этого не произошло. Ее действия были ожидаемы, даже организованы ее похитителями. Они заставили ее смотреть, зная, как она поступит, желая, чтобы узники сбежали и предали своих союзников, своих друзей. И она стала соучастницей этого плана.

К облегчению Ниньяры, он не удался, но в конечном счете именно она сделала ловушку возможной. За прошедшие недели она не смогла заставить себя устроить еще одну засаду. Все, что она делала, было ядом, и давило слишком сильно, чтобы она могла это вынести. За ней следили. Ниньяра чувствовала это. Может быть, это был выход. Может быть, искупление.

***

Слэш осторожно приблизился. Он не знал, что и думать. Он был так уверен, что она хорошая. Благородная. Несмотря на то, на кого она работала. Она казалась такой искренней. Он ощущал ее пристальный взгляд, когда она его освобождала. И все это оказалось еще одной ловушкой. Не так ли?

Он больше не знал, что реально. Искал новой встречи. Хотел увидеть ее снова. Попытаться понять; но она исчезла, больше не охотясь. Больше не играя в игры, снова и снова сводившие их вместе.

В конце концов он перестал ждать и начал искать ее сам. Это было глупо. Особенно после того, чего стоила ему последняя ловушка. Слэш все еще помнил, как оказался пойман внутри собственного тела, крича, когда оно двигалось само по себе. Чужая марионетка.

Ощущение костей Сплинтера, хрустнувших под его булавой. Боль и неверие Рафа. Слэш ничего не смог сделать, когда взяли в плен его лучшего друга. Его брата. Лишь доставил его врагу и удерживал, когда они вводили в него этого червя, слишком хорошо зная, что тот сделает с ним.

Это преследовало его воспоминания и превращало сны в кошмары. Действительно ли она была частью этого? И если да, то зачем он рискует, снова преследуя ее в одиночку? Дурак.

Теперь, когда он наконец нашел ее, Слэш не знал, что делать. Лиса сидела на краю здания, опустив плечи. Побежденная. Или это еще один трюк? Она знала, что он здесь. Он мог сказать это наверняка.

Она сделала глубокий вдох и повернулась к нему лицом с этими пронзительными золотыми глазами. Как мед. Не уверенный, зачем он вообще здесь, Слэш ждал. Может, она что-нибудь скажет. Объяснится.

Медленно лиса вытащила более длинный из своих парных мечей, выглядя решительнее, чем когда-либо прежде. Значит, так и есть. Правда. Она одна из них. Слэш чувствовал, как поднял булаву, почти по своей воле. Он должен закончить это. Закончить прежде, чем еще кто-нибудь из тех, кого он любит, будут ранен или убит.

Она атаковала его с той плавной грациозной стремительностью, что была ей, казалось, свойственна, и Слэш крепче сжал оружие, ожидая шанса нанести удар. Он не думал, что сумеет избежать ответного, если она атакует всерьез. Для этого она слишком опытна.

Но он выдержит. Лучше просто принять удар, который она все равно нанесет, и использовать возможность для своего. Ему хватит и одного, и он будет сильным. Возможно, она не сумеет убить его сразу, как бы выгодно ни было ее положение.

Все так, кроме одного: он не мог. Несмотря ни на что, просто не мог. Слэш опустил булаву в сторону, когда лиса бросилась к нему со своим клинком, ожидая боли, думая, что прожил уже достаточно долго. Но удара так и не произошло. Лишь порыв ветра возле щеки. И больше ничего.

Не уверенный, Слэш открыл глаза. Лиса стояла перед ним, дрожа, с клинком, занесенным над его головой. Промах, который не мог быть ошибкой. Ее бок был полностью открыт для удара, намеренно. Решимость сменилась болью и замешательством.

— Почему ты не убил меня?

Онемев от шока, Слэш протянул руку и привлек ее к себе. На этот раз она позволила это, сломавшись, и зарыдала у него на груди.

Искупление. 6


Закончив помогать Марии с домашним заданием, Арнольд ещё раз проверил телефонные сообщения, как и всегда возвращаясь с работы или уходя на нее утром.

Из полиции не звонили. Когда же он сам звонил им, некоторые служащие просто отмахивались от него, мол, свежей информации нет. Как будто ребенок, доверенный ему Мири, не пропал. Мужчина почувствовал, что начинает болеть голова, и потер виски. Полиция была слишком занята, и Ангел не в приоритете у них. Всего лишь ещё один сбежавший подросток.

Если он хочет найти ее, то должен сделать это сам. И он сделает это. Он обязан Мири. Если бы не она, он бы умер в той жизни. Несчастный, одинокий и пьяный. Так куда же могла пойти Ангел?

Арнольд вспомнил, что рассказывала ему Мири о своей своенравной дочери. Она была бойцом, вспыльчивым и темпераментным. Ее мать убили, и благодаря ему Ангел знала, кто это сделал. Гадюки. Соперничающая с Пурпурными Драконами банда, напавшая на них. Это Ангел тоже знала. Что она будет делать с этой информацией?

Арнольд знал, она похожа на него самого в этом возрасте. Она жаждет крови, мстит за Мири. Озлобленная, ищущая драки, она погрузится в жестокий мир нью-йоркских банд.

Арнольд знал, что должен сделать, но от этой мысли скрутило желудок. Ему придется вернуться в тот мир, чтобы вернуть ее. Перспектива встретиться лицом к лицу со своим прошлым была ужасающей и горькой. Он так усердно трудился, чтобы оставить ту жизнь позади. Но Мири тоже. Ради нее он вернется и спасет Ангел.

У него ещё остались кое-какие связи. Наверняка найдутся люди, которые помнят, кем он был раньше. И этот человек ещё жив где-то внутри него. Глубоко погребён, но жив. Ему снова нужно стать этим человеком, хотя бы ненадолго, а пока лучше избегать своей семьи. Арнольд не хотел, чтобы они знали эту его сторону.

Зная, что ему потребуется оружие и более устрашающая одежда, мужчина направился в свою комнату, где в глубине шкафа хранилось несколько реликвий его прежней жизни.

По пути туда он чуть не столкнулся с Кейси. Арнольд удивлённо моргнул, заметив свежие синяки на лице и руках мальчика. Во что замешан его сын? И почему одет? Уже поздно, а с утра у него тренировка.

— Кейси…

— Э-э-э, привет, пап. Я слишком бодрый, чтобы уснуть, но скоро игра, и мне совсем не помешает вздремнуть. Я думал сделать несколько кругов по кварталам, чтобы как следует устать.

Так ли это?

— Не хотел тебя беспокоить. Знаю, тебе рано на работу.

Нет, Арнольд взял отпуск. Но все равно кивнул.

— Не буду тебя задерживать. Скоро вернусь.

Ложь Кейси задела его. Раньше они могли рассказать друг другу все, что угодно, но прошедший год воздвиг меж ними стены, и Арнольд не знал, как их разрушить.

Ему хотелось схватить сына и потребовать правды. Но это было бы лицемерием с его стороны, ведь Арнольд сам только что солгал, что ложится спать, не в силах рассказать сыну, куда пойдет и что ему нужно сделать.

Чувствуя тяжесть секретов между ними, он отступил в сторону, пропуская Кейси. Арнольд сомневался, что сын вернется так скоро, как обещал, но все равно должен вести себя тихо и осторожно, чтобы не столкнуться с ним, уходя на ночь. Как-нибудь, когда все это закончится, он найдет способ снова сблизиться. Как это было раньше, до тайн и лжи.
Ответить
Страница 3 из 3:  1 2 3 
Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1):